«Войсками Луга взята с бою...»

 

Новые материалы об освобождении Луги от немецко-фашистских захватчиков

 

 

12 февраля для лужан – особый день. В этот день в 1944 году наш город был освобожден от немецко-фашистских захватчиков. Значение этого события невозможно переоценить, а память о нем должна бережно храниться. Благодаря воспоминаниям ветеранов, документальным фильмам, исторической литературе, краеведческим публикациям в местной печати мы знаем о ключевых событиях тех дней. Однако и история в целом, и история освобождения Луги в частности таят еще немало интересных страниц, изучение которых позволяет сформировать более полное представление о событиях, ушедших в прошлое, но отнюдь не канувших в Лету.

Всем лужанам знакома фотография, на которой запечатлен момент водружения Красного знамени на крыше одного из зданий нашего города. Этот снимок стал настоящим олицетворением Дня освобождения Луги, он публикуется и в печатных СМИ, и на различных интернет-ресурсах, иногда в сопровождении ошибочной подписи, сообщающей, что на фото изображено здание музыкальной школы. Однако, как выяснилось, зачастую используется «отредактированный» вариант этой знаменитой фотографии - с отрезанным левым краем, в то время как существует ее полная версия, на которой отчетливо видно, что напротив здания находится Воскресенский собор. Также, если приглядеться, неподалеку угадывается знакомый облик бывшего дома купца Андреева. Все это позволяет определить, что в данном случае флаг был установлен на крыше здания бывшего городского управления и банка (современный адрес – пр. Кирова, д. 69; в разные годы здесь находились различные учреждения – банк, КГУ, в наст. время – компьютерный центр). Таким образом, теперь мы можем с уверенностью говорить, что именно это здание изображено на историческом снимке, оригинал которого хранится в Российском государственном архиве кинофотодокументов  и Центральном государственном архиве кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга. Нельзя не сказать несколько слов об авторе этой фотографии. Рафаил Абрамович Мазелев (1911-1975) с 1931 г. работал в Ленинградском отделении ТАСС. В довоенное время он выполнял ответственные правительственные задания, в том числе снимал операцию по спасению ледокола «Малыгин» в Арктике и подъем ледокола «Садко»  в 1933 г., за что ему была выражена личная благодарность руководства страны. В годы войны капитан Мазелев в качестве военного фотокорреспондента Ленинградского отделения ТАСС работал на Ленинградском и других фронтах, в блокадном Ленинграде, на Дороге жизни. С советскими войсками дошел до Берлина. Был награжден орденом Красной Звезды, медалью «За оборону Ленинграда». Снимки Мазелева можно увидеть во многих изданиях, посвященных Великой Отечественной войне. Одной из самых известных его работ является фотография Дмитрия Шостаковича, во время блокады ставшего бойцом добровольной пожарной команды Ленинградской консерватории.  Композитор запечатлен на крыше консерватории. Портрет Шостаковича, сделанный на основе этого фотоснимка, в июле 1942 г. был помещен на обложку американского журнала «Time» с подписью «Пожарный Шостакович. Среди взрывов бомб в Ленинграде он слышит мелодию победы». После войны Мазелев сосредоточился на съемках мирной жизни, его фотографии публиковались в книгах и альбомах, а также выпускались в виде открыток.

Возвращаясь к событиям февральских дней 1944 года, на наш взгляд, необходимо остановиться еще на одном вопросе.  Как известно, флаг над зданием музыкальной школы установил Иван Кононенко, о чем свидетельствует и размещенная на этом доме мемориальная доска. Но в день освобождения нашего города отличились и другие советские воины, имена которых, к сожалению, известны немногим. Благодаря размещенной на сайте Президентской библиотеки электронной копии фронтовой газеты «На страже Родины» от 14 февраля 1944 г. мы можем частично исправить эту несправедливость. В номере, полностью посвященном освобождению Луги, сообщается имя еще одного бойца, водрузившего знамя  над освобожденным городом. Это был сержант Александр Белов. В статье «Штурм» майор И. Мирский и капитан М. Стрешинский подробно рассказывают о сражении за город. Приведем фрагменты этой заметки: «Стрелковый батальон под командованием офицера Кандеева с приданными подразделениями прошел с боями за день около десяти километров и остановился неподалеку от северной окраины Луги, чтобы вместе с другими частями подготовиться к штурму города. Через час, в 17-00, начнется атака. Комбат, развернув на коленях карту, спокойным и деловитым тоном отдает последние приказания. <…> Неподалеку у толстого дерева лежит в снежном окопчике широколицый, в каске, автоматчик. Он неторопливо набивает патроны в диски. Рядом с ним стоит большой флаг, на котором отчетливо виден номер части. Этот автоматчик и есть Александр Белов, которому доверена честь поднять красное знамя над Лугой. Вчера Белова ранило. Его отправили на ППМ. Не прошло и часа, как сержант вернулся обратно.

- Не могу я в госпитале лежать в такие часы, – заявил он ротному. – Рану перевязали. Я могу воевать не хуже остальных.

<…>В 17-00 раздались залпы наших орудий и минометов. Задрожали деревья. Автоматчики и стрелки по знаку комбата поднялись из окопчиков и небольшими группами рванулись на юг, на ходу разворачиваясь в цепь. <…>Автоматчики старшего лейтенанта Девицына, разведчики старшего сержанта Евдокимова рывком бросились вперед.  <…> Сразу за автоматчиками и разведчиками в Лугу врываются стрелки батальона. Слева и справа ведут бой соседние подразделения. <…> На Кировском проспекте на высоком домике полощется на ветру красный флаг, озаряемый светом пожарища. Его водрузил автоматчик Белов». Статью иллюстрируют фотопортреты отличившихся бойцов, в том числе и А. Белова. Несмотря на то, что нам был известен минимум необходимых для поиска сведений, с помощью сайта «Подвиг народа»  мы обнаружили информацию о том, что сержант Белов Александр Степанович 1912 года рождения, автоматчик 245 Краснознаменного стрелкового полка 123 Ордена Ленина стрелковой дивизии, за подвиг, совершенный в ходе боев за освобождение Луги, 15 февраля 1944 г. был представлен к званию Героя Советского Союза. Приведем текст наградного листа: «В боях по форсированию реки Луга и штурму г. Луга тов. Белов проявил исключительную смелость и героизм. Под артиллерийским, минометным и оружейно-пулеметным огнем противника тов. Белов начал первым переправляться за реку. Ввиду того, что лед был весь побит, тов. Белов провалился в воду. Выбравшись на лед, он упорно продвигался вперед и достиг южного берега реки Луга. Выполняя приказ командира,  в течение ночи под сильным артиллерийским, минометным  огнем он более десяти раз переправлялся через реку. Перед штурмом г. Луга тов. Белову было вручено знамя для водружения его на здание центральной улицы штурмуемого города. Тов. Белов поклялся водрузить это знамя. Ворвавшись в город вместе с подразделением автоматчиков тов. Белов с хода из автомата расстреливал гитлеровцев, уничтожив 9 немецких автоматчиков. Вместе с красноармейцем Горыниным и ефрейтором Волковым он установил знамя на угловом доме центральной улица города. Бойцы, увидев родное Красное Знамя, с еще большей энергией и энтузиазмом начали преследовать гитлеровцев. Через полчаса они вышли на южную окраину города, полностью выполнив поставленные задачи». По неизвестным причинам А.С.Белову не было присвоено звание «Герой Советского Союза»: приказом от 2 марта 1944 г. он был награжден орденом Отечественной войны 1 степени. Ранее он был награжден медалью «За оборону Ленинграда». В сентябре 1944 г. сержант Белов, уже не просто автоматчик, а командир отделения разведки 245 стрелкового Краснознаменного полка 123 стрелковой Лужской ордена Ленина дивизии, вновь отличился в ходе боя и был награжден орденом Красной Звезды. Вероятно, в январе 1945 г. он получил ранение, так как, согласно документам,  он проходил лечение в эвакогоспитале, после чего был направлен в Управление оборонного строительства.

Удалось нам найти и информацию об упомянутых в тексте наградного листа Белова красноармейце Горынине и ефрейторе Волкове. За проявленные в ходе боев за Лугу смелость и находчивость и ефрейтор Горынин (Гарынин) Александр Николаевич, и ефрейтор Волков Яков Егорович были награждены орденом Славы III степени. В наградных листах  обоих воинов говорится, что они одними из первых ворвались на окраину города и  «на угловом доме центральной улица города» вместе с красноармейцем Беловым установили  Красное знамя, «воодушевившее бойцов на быстрое освобождение

г. Луги».

Яков Егорович Волков,  1923 г.р., уроженец Яранского района Кировской области, ранее был награжден медалью «За оборону Ленинграда».

Александр Николаевич Горынин (Гарынин), 1914 г.р. , уроженец Селижаровского района Калининской области, был награжден медалями «За оборону Ленинграда», «За боевые заслуги», «За отвагу», а в 1987 г. - орденом Отечественной войны II степени.

Просматривая в электронном каталоге ЦГАКФФД  фотографии Р. Мазелева, мы обнаружили снимок с подписью «Автоматчики подразделения старшего лейтенанта Девицина (слева направо): А.И.Горынин, А.С.Белов и Я.В.Волков первыми ворвались в Лугу». Таким образом, теперь нам известны не только имена  бойцов, отличившихся в ходе боев за освобождение Луги – благодаря фотографу Р. Мазелеву мы можем увидеть их лица.  Как оказалось, эта фотография была опубликована С.В. Степановым еще в 2014 году, в четвертом выпуске сборника «Лужский край», но на тот момент в нашем распоряжении еще не было приведенной выше информации о А. Белове, А. Горынине и Я. Волкове, поэтому та публикация осталась нами не замеченной, теперь же, несколько лет спустя, все наконец-то встало на свои места.

Конечно, в свете открывшихся фактов, нам бы очень хотелось предположить, что на фотографии Р. Мазелева «Водружение Красного Знамени на одном из зданий освобождённого г. Луга»  изображен именно момент установления Красного знамени сержантом Беловым – ведь и в том, и в другом случае речь идет о здании на пр. Кирова, но все-таки существует много доводов против этой версии, так что, скорее всего, это лишь совпадение.  Как бы то ни было, наряду с  Иваном Кононенко мы теперь знаем и о других освобождавших наш город героях,  пусть и не получивших это звание официально, но навсегда вписавших свои имена в историю Луги.

В завершение приведем опубликованное в том же номере газеты «На страже Родины» от 14 февраля 1944 г. стихотворение известного советского поэта-фронтовика Михаила Дудина, посвященное освобождению Луги:

 

Героям

Войсками Луга взята с бою,

Раскат торжественный гремит.

Страна приветствует героев,

И Сталин нас благодарит.

 

Всё дальше с бою друг за другом,

С крутого берега реки,

Переправляясь через Лугу,

На Запад движутся полки.

 

Вперед с утроенною силой

Сквозь перелески и поля!

Пусть будет вечною могилой

Для немцев русская земля.

 

 

 

Титовка Сергей Алексеевич

 С.А. Титовка, фото 1940 г.

Нити памяти.

По традиции в декабрьской подборке «Имен в истории Лужского края» мы также рассказываем  о тех людях, связанных с Лугой, чьи точные даты рождения (день и месяц) нам пока неизвестны. В этом году мы готовили материал о Герое Советского Союза Сергее Алексеевиче Титовке (1919-1941), 100-летие со дня рождения которого является, бесспорно, значимой для нас датой: многие лужане знают о подвиге героя, совершившего в июле 1941 г. в небе над д. Городец лобовой таран вражеского самолета.

В своих публикациях мы стараемся не повторять уже написанное, а находить новый материал. В имеющихся в фонде ЛМПРБ статьях о С.А. Титовке, как правило, приводятся одни и те же сведения – из справочников, сборников, энциклопедических изданий, преимущественно советского периода, либо цитируется информация из более ранних публикаций в местной печати. Поэтому, подбирая материал, мы обратились  к директору Центральной библиотечной системы Амвросиевского района Донецкой Народной Республики с просьбой поделиться какими-либо новыми публикациями о герое. Директор Амвросиевской ЦБС Светлана Владимировна Потапова откликнулась на наше обращение и не только любезно предоставила отсканированную статью местного издания «Новый луч», посвященную 100-летию со дня рождения Сергея Титовки, но и сообщила нам точную дату рождения Сергея – 19 февраля 1919 года. Воодушевившись столь успешным результатом, мы продолжили поиски и связались с генеральным директором Донецкого республиканского краеведческого музея Марией Викторовной Максимчук. В республиканском музее не оказалось интересующих нас материалов, однако Марина Викторовна посоветовала обратиться к заведующей  Амвросиевским историко-краеведческим народным музеем Виктории Росляковой, что мы и сделали. И нам вновь улыбнулась удача: Виктория Владимировна поделилась с нами интереснейшими материалами о Сергее Титовке, в том числе  воспоминаниями о нем его родных и друзей и фотографиями, которые библиотека теперь может использовать в своей краеведческой работе.

Имя Сергея Титовки, к нашей огромной радости, теперь не относится к категории  имен с невыясненной датой, юбилей Героя прошел еще в феврале, тем не менее, мы решили, что в свете появившихся новых фактов будет справедливо вместе с декабрьской подборкой юбиляров разместить и краткую заметку о Сергее Алексеевиче Титовке.

В публикациях, посвященных Титовке, как правило, рассказывается о его кратком, но героическом боевом пути, о его подвиге, за который он посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза.

Мы же, с благодарностью используя предоставленные земляками Сергея материалы, скажем несколько слов о его семье, детстве, характере…

Сергей Алексеевич Титовка родился в п. Амвросиевка (в наст. время город Амвросиевка, административный центр Амвросиевского района ДНР).  Его отец Алексей Васильевич (1879-1955) работал на цементном заводе, мать, Евдокия Дмитриевна, умерла, когда Сергей учился в третьем классе. Вырастила его старшая сестра Вера. У Сергея были братья, к сожалению, тоже рано ушедшие из жизни: Иван умер в 1943 г. в возрасте 35 лет, Александр скончался в 29 лет.

До 1928 г. семья жила в заводском доме, потом Алексей Васильевич построил свой дом. Сергей пошел в школу в 8 лет. Учился хорошо. Как вспоминают  родные и друзья, Сергей очень любил читать, иногда не мог оторваться от книг даже ночью. Собирал свою библиотеку. В числе любимых книг называл «Как закалялась сталь» И. Островского и «Мое поколение» Б. Горбатова. С детства Сергей хорошо рисовал, вместе с братом Иваном он составил целый альбом рисунков – портретов и пейзажей. Был он веселым, энергичным, жизнерадостным, но при этом не легкомысленным: высмеивал глупость, невежество и пошлость, стремился во всем быть первым.  Он всерьез увлекался спортом: играл в футбол, участвовал в соревнованиях по стрельбе, еще будучи школьником, как пишет В. Рослякова, сдал спортивные нормы на значок ГТО I, а затем и II ступени. Стремление к скорости, ощущению полета, вероятно, появилось у Сергея очень рано. Вера Алексеевна вспоминала, как, учась в 7-м классе, он забрался в пустую вагонетку для перевозки мергеля (сырья для цемента), двигавшуюся на довольно большой высоте  по подвесной канатной дороге. Вагонетка была плохо закрыта, и Сергей выпал из нее на землю, повредил ногу, в итоге ему пришлось почти целое лето провести практически без движения.

В 9-м классе С.А. Титовка вступил в ряды ВЛКСМ. Как вспоминает одноклассница Сергея Наталья, «Сережа в эти годы был выше среднего роста, очень коренастый, широкий в плечах, походка тяжеловатая, ходил широко шагая». После окончания школы Сергей стал курсантом Чугуевской военной авиационной школы. По воспоминаниям сестры, за время обучения он дважды приезжал домой, был очень доволен и училищем, и своими успехами в летном деле. В последний раз Сергей побывал дома в марте 1940 года. Вера Алексеевна вспоминала, что Сергей во время разговора о будущем обмолвился: «…Если все будет спокойно. Если не будет войны». На вопрос, откуда же вдруг возьмется война, он ответил: «Все возможно». На просьбу сестры беречь себя он с улыбкой возразил, что их учили не для того, чтобы они себя берегли. Этот последний разговор Вера Алексеевна запомнила на всю жизнь. По дороге на вокзал, несмотря на спешку, Сергей уговорил сестру зайти в фотоателье и сфотографироваться. «Я была не подготовлена, - вспоминала Вера Алексеевна, - говорю: «Лучше в следующий раз», а он ответил: «А может, следующего раза не будет».

Увы, он оказался прав. Дальше были курсы командиров звеньев, десятки боевых вылетов, ожесточенные воздушные бои  и героическая гибель в лужском небе. Да, Сергей Титовка больше не вернулся в Амвросиевку, но так получилось, что память о нем и его подвиге незримыми нитями связала его родной город с Лужским краем.

Шилько О.А.,

библиограф Лужской межпоселенческой районной библиотеки

 

Котов Иван Васильевич

Котов И.В.

7 января исполнилось 100 лет со дня рождения Ивана Васильевича Котова (1920-2000), Героя Советского Союза, участника Великой Отечественной войны, доктора экономических наук, профессора экономического факультета Санкт-Петербургского университета.  

И.В.Котов – наш земляк, родился в д. Ликша Гдовского уезда Петроградской губернии (ныне территория относится к Лужскому району, Осьминское сельское поселение). Учился в Ставотинской семилетней школе. В статье «И вновь на переднем крае» В.И.Суворов писал о беседе с И.В.Котовым накануне его 50-летия. В ней с особой признательностью И.В.Котов вспоминал  директора школы Н. М. Васильева, настоящего коммуниста и педагога, творившего чудеса в небольшой деревеньке. Шесть ребят первого выпуска семилетки — В. Журавлев, Н. Доронкин, Д. Елисеев, И. Котов и другие — пошли в Лужское педагогическое училище. В своих воспоминаниях И.В.Котов пишет: «После окончания 7-летней школы поступил в Лужское педагогическое училище в 1935 г., которое окончил в 1938 г. Это было одно из первых педагогических училищ Северо-Западного района. В настоящее время я с благодарностью вспоминаю слаженный коллектив преподавателей училища, многие из них были подлинными энтузиастами своего дела: Игнатович Сергей Игнатьевич, Игнатович И.И. — математики, Баранов — русский язык и литература». Вспоминал Иван Васильевич, как во время учебы в педучилище ходил на лыжах на каникулы домой к матери из Луги в Ликшу. А это 70 с лишним километров.

По окончании педучилища  отправился в числе восемнадцати молодых учителей на Дальний Восток, на отдаленный прииск на таежной Амгуни, где работал учителем в селе Херпуч. Обратимся снова к воспоминаниям И.Котова: «После окончания училища в составе группы в 18 выпускников (добровольцев) был направлен на Дальний Восток учителем начальной школы. Это направление было связано с патриотическим движением того времени по освоению Дальнего Востока. С 1938 г. по 1940 г. работал учителем начальных (1, 2) классов и 6-х классов (2 класса): алгебра, геометрия, физика.

Вступил в комсомол, работал секретарем комсомольской организации школы. Запомнились вечерние занятия со взрослыми (30 человек) по ликвидации неграмотности. Трудно передать состояние взрослых (а в группе были и по 50–60 лет), которые вдруг «прозрели», научились читать, а такое состояние испытали все 30 человек.

В 1940 г. в июне месяце был призван в армию — Тихоокеанский флот. Владивосток — служба в учебном отряде Тихоокеанского флота. После учебного отряда — место назначения Северная Тихоокеанская флотилия, краснофлотец. Служба наблюдения и связи, затем штаб Северной Тихоокеанской флотилии».

Осенью 1942 г. моряков-дальневосточников отправили в Омск, пришлось менять квалификацию — страна остро нуждалась в артиллеристах. На Центральный фронт прибыл в октябре 1942 года в 436 отдельный истребительный противотанковый дивизион командиром отделения артиллерийской разведки, затем командир огневого взвода. Дивизион был сформирован из моряков Тихоокеанского флота и сибиряков. Располагался в районе станции Скуратово, Тульская область. Непосредственное участие в боях принял в конце 1942 года в районе деревни Рубленный Колодец.

Иван Котов прошел от Курска до Кенигсберга. Все самые большие и сложные сражения связаны в его памяти с форсированием рек. Видимо, потому, что водные преграды для пушек — самые трудные. Снова обратимся к его воспоминаниям: «Когда меня просят что-то рассказать о войне, поведать о самом трудном и сложном, в памяти сразу всплывают многочисленные форсирования рек. Это же сказать легко — форсировали водную преграду. Как бы сели в лодку и переплыли реку. А на практике это всегда выглядело совсем по-другому. Сначала надо облазить в темноте берег и прибрежные подходы, потом хорошенько разведать, что на противоположном берегу, найти сухие бревна для сооружения плотов под орудия, связать и скрепить их, подтащить плоты к урезу воды, скрытно установить на них пушки, а затем по команде толкать плот, пока вода не подступит под горло. И это независимо от ее температуры — теплая или ледяная. Умеющие плавать тянут плот, толкают его, а кто не умеет держаться на воде — гребут чем придется: веслом, доской, лопаткой. И делать это надо бесшумно, чтобы не обнаружил враг. Удавалось такое редко. Чаще все начиналось с осветительных ракет, а потом река вскипала от пуль и разрывов снарядов, и уж тогда вся надежда на Всевышнего. Повезет — доплывем до берега, нет — вечная память. Но и доплывшим ничего не гарантировано, потому что только счастливчикам удавалось занять без боя плацдарм. Обычно же высадка на вражеский берег сразу начиналась беспощадным боем. Те, что форсируют реку, должны любой ценой зацепиться за берег и удержаться на нем до подхода подкреплений, а те, кто обороняется на водном рубеже, любой ценой стремиться сбросить смельчаков в воду и уничтожить их. И начинается поистине смертный бой… Вот примерно так выглядит каждое форсирование водного рубежа».

Сколько подобных форсирований было на пути к Победе, сегодня уже и не сосчитать.

За храбрость и умелое руководство огневым взводом, проявленные в сражении на Наревском плацдарме, указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 ноября 1944 года Ивану Васильевичу Котову было присвоено звание Героя Советского Союза. Он вспоминал: «8 сентября 1944 года наши войска форсировали реку Нарев — это правый приток Вислы. За рекой Нарев немцы оборудовали один из самых мощных рубежей обороны. Переправу начали на рассвете. Как обычно— орудия и боеприпасы на плотах, а расчеты рядом вплавь. Помню, решил осмотреться. И, удивленный, не поверил своим глазам: на каждом квадратном метре воды по несколько голов солдатских торчало. Взрыв мины, вода оседает и чистое пятно опять заполняется плывущими бойцами. Пехота, конечно же, опередила нас, но и мы весьма шустро вступили в дело, стали пособлять своим огоньком наступающим ротам, двигаться вперед. Ночь застала нас в каком-то лесу. Казалось, и передохнуть не успели, а уже рассвет.Осмотрелись — Бог мой! Обогнали пехоту, на острие удара оказались. И справа и слева брошенные доты, колючая проволока. Взводу приказал выдвинуть орудия на опушку и окопаться, а сам с командиром расчета Александром Башкиным отправился на разведку. Стали спускаться в долину и замерли — немецкие танки готовятся к атаке. Бежим назад, готовим орудия к бою.Танков было больше десятка. И они, конечно же, не ожидали, что их в таком глубоком тылу встретят огнем советские артиллеристы. Один «тигр» задымил, второй завертелся с перебитой гусеницей. Обстреливая опушку леса, танки уползли восвояси. А через час пошли на нас уже при поддержке пехоты.

Шесть дней мой взвод держал оборону на этом участке плацдарма. Вокруг нас стояли обгоревшие стволы деревьев, и вся земля была изрыта воронками. «Лес смерти» — так потом говорили бойцы про этот участок. Многие из артиллеристов не дожили до конца этого боя. Но и враг заплатил дорогую цену: мы сожгли четыре «тигра» и уничтожили не меньше роты автоматчиков».

День Победы лейтенант Котов встречал в немецком городишке Тигенхофе. Отступающие фашисты взорвали дамбы в низовьях Вислы, и весь правый берег реки до залива Фришгоф затопило. Артиллеристам вновь пришлось превратиться в моряков, чтобы сдержать прижатые к морю войска противника. Об окончании войны возвестил внезапный грохот орудий — кто-то по неофициальной «солдатской связи» узнал о капитуляции фашистов и устроил салют.

В августе 1945 г. на параде физкультурников И. В. Котов маршировал в колонне Героев Советского Союза по Красной площади. А через год демобилизовался и поступил вместе с товарищем-фронтовиком на экономический факультет Ленинградского университета.

После его окончания работал ассистентом, вел занятия по политэкономии на математическом, историческом и других факультетах. Успешно защитил кандидатскую диссертацию. В университете о нем рассказывали как о талантливом ученом, удивительно скромном и принципиальном, требовательном и ищущем.

В конце пятидесятых годов Котов увлекся новым направлением в науке: применением математических методов в политэкономии и конкретной экономике, прошел обучение новому предмету — экономической кибернетике. Было принято решение создать в университете новую кафедру экономико-математических расчетов. И.В.Котову было предложено возглавить ее. Новое всегда требует смелости мысли и огромного, напряженного труда. И.В.Котов вспоминал: «Люди моего поколения знают, какое отношение в шестидесятые годы было ко всему, что связано с кибернетикой. Ее называли лженаукой, ученых — шарлатанами, кибернетику не ругали только самые ленивые. Кафедру предлагалось закрыть и разогнать». Известный экономист Л.В.Канторович, лауреат Нобелевской премии (1975), узнав о назначении И.В.Котова на кафедру экономико-математических расчетов, сказал: «Только Герой Советского Союза смог бы в это время возглавить и руководить кафедрой экономической кибернетики».

В 1972 г. вышла монография И.В.Котова «Применение математических методов в экономике и политическая экономия социализма», опубликованная не только в СССР, но и в ГДР. По этой же теме И. В. Котов защитил докторскую диссертацию.

В 1980 году ученым было подготовлено учебное пособие «Математическое моделирование макроэкономических процессов», которое было допущено Министерством высшего и среднего специального образования СССР для обучения студентов вузов по специальности «Экономическая кибернетика». А в 1990 году издательство ЛГУ выпустило учебник «Моделирование народнохозяйственных процессов» под общей редакцией И.В.Котова.

Награжден орденами Ленина, Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны I степени, орденом Отечественной войны II степени, медалями.

Скончался 28 августа 2000 г., похоронен в п. Комарово.

При подготовке статьи были использованы материалы Музея истории СПбГУ, в котором находятся  документы и личные вещи И.В.Котова, а также его автобиография и воспоминания, опубликованные в журнале "Санкт-Петербургский университет" №2 (3809) 15 февраля 2010 и любезно предоставленные редакцией журнала нашей библиотеке.

 

Морозова И.М., Шилько О.А.

библиографический отдел Лужской межпоселенческой районной библиотеки

 

Франциско Гульон

13 февраля – 100 лет со дня рождения Франциско Гульона (1920-1944), командира интернационального партизанского отряда им. К. Ворошилова. Отряд, в состав которого входили уроженцы Испании, действовал в Ленинградской области, в том числе в Лужском районе, в 1942-1943 гг.

Франциско Эрнесто Гульон Майор родился в Мадриде. Будучи совсем юным, он принимал участие в гражданской войне в Испании 1936-1939 гг., уже в 18 лет получив звание капитана. После поражения республиканских сил он эмигрировал в СССР. Когда началась Великая Отечественная война Гульон не только сам решил снова вступить в борьбу с фашистскими захватчиками, но и призвал своих соотечественников, живущих в Советском Союзе, встать на защиту страны, ставшей для них второй Родиной.

Интернациональный партизанский отряд, в состав которого вошли 32 испанца, был создан приказом главнокомандующего партизанским движением К.Е. Ворошилова от 14 сентября 1942 г. Его командиром был назначен Франциско Гульон, который к тому времени уже обладал значительным боевым опытом. В своем дневнике он записал такие слова: «Мне 22 года, и я жажду жить, хорошо проводить время, но лучше погибнуть сегодня в борьбе, чем жить завтра под фашистским сапогом». М.М. Фрейдзон в своей книге «Репортаж из-за линии фронта» пишет: «Ф. Гульон лично отбирал в свой отряд бойцов, руководствуясь только их боевыми качествами и способностью переносить огромные физические и морально-психологические нагрузки. После двухнедельной интенсивной подготовки приказом Центрального штаба партизанского движения отряду следовало самолетами прибыть на станцию Хвойная — перевалочную и учебную базу Ленинградского штаба партизанского движения <...>. По прибытии в Хвойную отряд был доукомплектован <...>. Состоявший из добровольцев отряд был переброшен самолетами через линию фронта с заданием десантироваться на парашютах в треугольнике Сиверская — Луга — Батецкая».Отряд успешно вел диверсионную и разведывательную деятельность, однако вскоре он столкнулся с целым рядом серьезных проблем, ставших для него роковыми.  Оставшись без возможности связаться со штабом, столкнувшись  с отсутствием продовольствия, боеприпасов, медикаментов, теплой одежды, необходимых в зимнее время лыж,  постепенно утрачивая свою боеспособность, отряд потерял много людей не только в столкновениях с карателями, но и от голода и болезней. О том, насколько велики были трудности, выпавшие на долю отряда Ф. Гульона, говорит тот факт, что из 136 человек в расположение советских войск вышли лишь четверо, включая самого Гульона, который был тяжело ранен. После лечения в госпитале Гульон отправился в Москву, работал переводчиком в испанской редакции «Московского радио».Полностью восстановить подорванное здоровье ему не удалось. Осенью 1944 г. Франциско Гульон скончался. Ему было всего 24 года...

5 июля 1970 г. в д. Красные Горы был открыт памятник советским и испанским партизанам. «Лужская правда» от 8 июля сообщала «В живописнейшем месте на берегу Красногорского озера открыт памятник советским и испанским партизанам, сражавшимся в этих местах в 1941-42 годах. Авторами памятника являются молодые ленинградские архитекторы А.Д. Левенков и П.И. Мельников — создатели «Цветка жизни», что стоит на Ладожской «дороге жизни». Также соавтором памятника стал М.В. Гаазе. В 1987 г. памятник был реконструирован. Мемориал, увековечивший память отряда Ф. Гульона, представляет собой три стелы с изображением рукопожатия и надписью «Советским и испанским патриотам-партизанам. 1942-1943» и плиту с надписью на русском и испанском языках "Бойцам интернационального партизанского отряда. Путь длиною в 160 дней проделал по Лужской земле отряд под командованием Эрнесто Франциско Гульона".

С 2015 года, благодаря деятельности Санкт-Петербургского регионального информационного центра ТАСС, началось возрождение памяти об интернациональном партизанском отряде им. К.Е. Ворошилова, история которого на протяжении долгого времени оставалась малоизученной страницей Великой Отечественной войны. Совместно с Толмачевской школой, которая стала настоящим «центром памяти», проводятся различные мероприятия, посвященные отряду Ф. Гульона, с участием историков, краеведов, сотрудников музеев и библиотек, учащихся, а также, что особенно ценно, потомков бойцов отряда.

  Свидетельством признания подвига партизан-интернационалистов стало открытие летом 2015 г. посвященной им гранитной стелы на мемориале «Партизанская слава».

 

В фонде Лужской межпоселенческой районной библиотеки хранятся статьи и издания разных лет, посвященные  интернациональному партизанскому отряду либо содержащие упоминания о нем, однако наиболее полную на сегодняшний день информацию о биографии Ф. Гульона, боевом пути и трагической судьбе  отряда под его командованием содержит  книга руководителя отдела корпоративных коммуникаций СПб РИЦ ТАСС С.Б. Вязьменского (Вязьменский С.Б. Ленинградская битва 1941-1944. Партизанский отряд Франциско Гульона: судьба и память. – М.: ИТАР-ТАСС, 2019.- 160 с.).

Федор Александрович Абрамов

29 февраля - 100 лет со дня рождения  Федора  Александровича Абрамова (1920- 1983), русского советского писателя, литературоведа, публициста, участника Великой Отечественной войны.

Ф.А.Абрамов - один из наиболее известных представителей так называемой «деревенской прозы», значительного направления советской литературы 1960—1980-х годов.

Фёдор Абрамов родился в деревне Веркола Пинежского уезда Архангельской области, в крестьянской семье,  он был младшим из пяти детей. Рано потеряв отца, он с шести лет стал помогать матери, занимался крестьянской работой.

В 1938 году, отлично закончив Карпогорскую среднюю школу, Абрамов поступил в один из лучших вузов страны — Ленинградский государственный университет. Поскольку интерес к литературе у него был с самого детства, он решил поступать на филологический факультет.

После третьего курса, 22 июня 1941 года ушёл добровольцем в народное ополчение. Служил пулемётчиком 377-го артиллерийско-пулемётного батальона, в сентябре 1941 года был ранен в руку, после короткого лечения вновь вернулся на передовую. В ноябре 1941 года был тяжело ранен (пулей перебиты обе ноги), лишь по случайности обнаружен бойцом похоронной команды, собиравшей убитых.

Лечился в госпитале в Ленинграде  в тяжкие блокадные месяцы, когда раненым давали по 300 граммов хлеба-суррогата. По дороге жизни в апреле был эвакуирован на Большую землю. После лечения  получил отпуск на 3 месяца, преподавал в Карпогорской школе. Там, в родных местах, увидел,  как тяжело жили его земляки, это была «бабья, подростковая и стариковская война в тылу». Эти впечатления легли в основу его первого романа «Братья и сестры».

С июля 1942 года Абрамов возвращается в армию на службу в нестроевых частях: вернуться на фронт не позволяют ранения. С февраля 1943 года писатель был заместителем роты в 33-м запасном стрелковом полку Архангельского военного округа, затем помощником командира взвода Архангельского военно-пулеметного училища. В апреле 1943 года его переводят в отдел контрразведки «СМЕРШ», где он начинает службу с должности помощника оперативного оперуполномоченного резерва, уже в августе становится следователем, а в июне 1944 года — старшим   следователем отделения отдела контрразведки. О том времени написал автобиографическую повесть «Кто он?», опубликованную его вдовой после его смерти.

 За боевые заслуги был награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией».

После демобилизации в 1945 году  продолжил учебу в университете и, получив диплом с отличием, поступил в аспирантуру, защитил кандидатскую диссертацию. С 1955-го по 1960 год заведовал кафедрой литературы и тогда начал свою литературную работу как критик.

В апреле 1954 года в журнале «Новый мир» была напечатана статья Абрамова «Люди колхозной деревни в послевоенной прозе», которая получила  негативные критические отклики.  Но именно в то время Абрамов сформулировал свое писательское кредо, которого придерживался всю свою жизнь: писать и говорить правду, какой бы горькой она ни была.

В 1958 году в журнале «Нева» был опубликован роман «Братья и сёстры». Критика приняла роман хорошо: к тому времени уже появилась литература, рассказывающая достаточно правдиво о жизни деревни в военные и послевоенные годы.

В 1960 году Ф.Абрамов уволился  из университета и перешел на профессиональную писательскую работу, в октябре того же года Федора Абрамова приняли в члены Союза писателей СССР.

Правду о жизни в деревне Абрамов показывал в рассказах, повестях «Безотцовщина», «Вокруг да около» (принесшая автору в 1963 году мировую известность), «Пелагея» (1969), «Деревянные кони» (1970), «Алька» (1972).

В 1975 году за трилогию «Пряслины» Федор Александрович Абрамов был удостоен Государственной премии СССР. Трилогию — а в последствии и другие повести и рассказы Абрамова — переводили и издавали во многих странах: ГДР, Финляндии, Польше, Японии, Норвегии, Чехословакии, Англии, Франции, США, Китае и других.

В 1978 году вышел в свет роман «Дом» — венец тетралогии, произведение, заставляющее задуматься не только над социальными проблемами, но и над философско-нравственными, над основами бытия и мироздания. Эта книга по праву считается лучшим романом Федора Абрамова.

В 70-80-е годы писатель большое внимание уделяет публицистике. Названия статей и выступлений Абрамова весомы и значимы: «О хлебе насущном и хлебе духовном», «Пашня живая и мертвая», «От этих весей Русь пошла» и др.

Ф.Абрамов неоднократно бывал в Лужском районе и Луге. В 1980 г. он вместе с поэтом-фронтовиком А.Чистяковым и молодым писателем Б.Рощиным совершил небольшое путешествие по Лужскому району: посетил музей Лужского абразивного завода, ферму Бор совхоза им. Дзержинского.

Б.Рощин об этом совместном путешествии рассказал в очерке «Есть в России…»: «Федора Абрамова и Антонина Чистякова встретил я на перроне Лужского вокзала рано утром. Оба были налегке, с одними портфелями в руках, оба невысокие, коренастые и, несмотря на поразительную несхожесть характеров, в чем-то очень похожие друг на друга. <…> Здесь надо сразу сказать, что в путешествии, которое совершили мы по Новгородчине и отчасти по Лужскому району, партнерами мы были неравноправными. Командовал парадом Федор Абрамов. Антонин Чистяков был у него вроде как на подхвате, я шоферил. Федор Александрович без излишних с нами советов выбирал маршруты поездок, места остановок и ночлега.<…>

Четыре часа провел Федор Александрович Абрамов в заводском музее. Исписал всю свою записную книжку. На улице стояла жара, и в помещении музея было душно. Сергей Арсентьевич вцепился в Абрамова как клещ и не отпускал, увлекая все новыми и новыми своими рассказами…

Прощаясь, Федор Александрович сделал в книге отзывов заводского музея запись. Уже работая над этим очерком, я нашел ту запись Абрамова в книге отзывов на странице 140. Вот она:

«Восхищен музеем, восхищен неподдельным, удивительным энтузиазмом С. А. Николаева. На таких, как Сергей Арсентьевич, Земля Русская держится! Издревле держится и поныне. Федор Абрамов».

В феврале 1981 года Ф.А.Абрамов встретился с лужскими читателями в Дзержинском ДК. В «Лужской правде» была размещена статья о том, как проходила эта встреча. «Силу его слова, как и его литературного стиля, испытали на себе те, кто присутствовал недавно на встрече с Федором Абрамовым в совхозе имени Дзер­жинского, - писала автор статьи Г.Меркулова.- Вечером народ сходился в Дзержинский Дом культуры, как на праздник. Был организован книжный киоск. На сцене — цветы». Открыла встречу секретарь Лужского ГК КПСС Н. С. Семендяева, а библиотекарь Дзержинской библиотеки Любовь Хартукова вручила Ф.Абрамову  хлеб-соль.

Ожидал Федора Александровича в этот вечер и приятный сюрприз: в зале находилась его учительница, Надежда Николаевна Кошкина. Семнадцатилетней девушкой стала она педагогом в селе Веркола на Пинеге под Архангельском.

Присутствующие в зале тепло благодарили писателя за эту встречу, преподнесли ему и поэту А. Ф. Чистякову памятные подарки, а затем все желающие получили автографы Федора Абрамова — многие захватили с собой на встречу книги писателя.

После встречи писатель побывал в редакции газеты «Лужская правда», где побеседовал с районными журналистами.

Произведения Федора Абрамова были инсценированы во многих театрах страны. Самый лучший и долговечный спектакль «Братья и сестры» в Малом драматическом театре — театре Европы в постановке режиссера Льва Додина в Санкт-Петербурге.

Последние годы Федора Абрамова были посвящены работе над произведением «Чистая книга», материал для которого писатель собирал 25 лет. Федор Абрамов считал роман главным в своем творчестве. «Чистая книга» была подготовлена его супругой Л.В. Крутиковой к публикации в 2000 году, к 80-летию писателя, и опубликована в журнале «Нева».

 

Яковлев Алексей Трофимович

7 марта –100 лет со дня рождения Алексея Трофимовича Яковлева (1920-1944), Героя Советского Союза, участника Великой Отечественной войны.

      А.Т. Яковлев родился в д. Невежицы Лужского района.

Командир дивизиона 951-го артиллерийского полка майор А.Т. Яковлев в бою 18 января 1944 г. у д. Заболотье Новосокольнического района Псковской области остановил отступление пехоты и огнем артиллерии отразил 4 контратаки врага. Чтобы задержать противника, вызвал огонь на себя и вступил в рукопашную схватку с прорвавшимися к наблюдательному пункту дивизиона вражескими солдатами. В этом сражении под командованием А. Яковлева огнем дивизиона было уничтожено около 200 немецких солдат и офицеров, подбито два самоходных орудия. Майор Яковлев погиб в неравном бою, за этот подвиг 4 июня 1944 г. ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. А.Т. Яковлев был награжден орденами Ленина и Отечественной войны  2 степени,  медалью «За боевые заслуги». С подробной информацией о подвиге А.Т. Яковлева можно было ознакомиться в недавно опубликованной в «Лужской правде» статье Л. Гребенюк «Вечно живые: Алексей Яковлев».

В фонде Лужской межпоселенческой районной библиотеки хранятся публикации, посвященные А.Т. Яковлеву, главным образом это статьи из газеты «Лужская правда»,  благодаря которой лужане и узнали о подвиге своего земляка: в номере от 16 февраля 1965 г.  на первой странице с подзаголовком «Еще один Герой земли лужской» вышла заметка «Подвиг Алексея Яковлева», впервые рассказывающая о событиях 18 января 1944 г. Отмечается, что документы, свидетельствующие о героизме А.Т. Яковлева, были обнаружены после продолжительных поисков, и что работа по сбору материалов, ведущаяся горвоенкоматом, журналистами и юными исследователями, будет продолжена. Это обещание было выполнено: в дальнейшем в «Лужской правде» неоднократно публиковались статьи о Герое: воспоминания его однополчан, информация о посвященных ему мероприятиях – поездках пионеров и комсомольцев к местам последнего боя, гибели и захоронения, о посещении малой родины А.Т. Яковлева – д. Невежицы и установке там памятного знака. Приятно отметить, что в 1969 г. одна из публикаций о ведущейся в школах Луги и п. Скреблово работе по увековечению памяти А.Т. Яковлева сопровождается фотографией, на которой вместе с племянником Героя В. Тихановым запечатлена Ирина Михайловна Андреева, на тот момент - активистка комсомольской организации школы, а в настоящее время - библиотекарь Городской библиотеки Лужской ЦБС.  Подпись к фотографии сообщает:

«Пионер Витя Тиханов, ученик б-б класса средней школы № 2, племянник Алексея Трофимовича Яковлева, и комсомолка Ира Андреева. Оба они хорошей учебой, добрыми делами чтят память Героя».

 

 

Петрова Антонина Васильевна

Антонина Петрова. Возвращение облика героини

14 марта – 105 лет со дня рождения Антонины Васильевны Петровой (1915 – 1941), Героя Советского Союза, партизанки.

А.В. Петрова родилась в деревне Стрешево Лужского уезда.В июле 1941 г. А.В. Петрова участвовала в боевых операциях на территории Плюсского района в составе Лужского истребительного батальона, в августе вступила в партизанский отряд С.И. Полейко. В качестве разведчицы неоднократно выполняла сложные и опасные задания.

4 ноября 1941 года в нескольких километрах  от поселка Мшинская партизанский лагерь, в котором в это время находилась А. В. Петрова и несколько бойцов, был окружен отрядом карателей. А. Петрова первая вступила в неравный бой и сражалась до последнего патрона. Звание Героя Советского Союза А. Петровой было присвоено 8 апреля 1942 года посмертно. На доме партизанки в д. Стрешево,  на улице в Луге, носящей имя Героя, а также на здании  железнодорожной станции Мшинская установлены мемориальные доски. Именем А. Петровой названы улица г. Луги и ж/д разъезд 112 км в Лужском районе.  На месте гибели  А. Петровой установлен памятник.

О жизни Антонины Петровой до войны, о деятельности в партизанском отряде, о ее  подвиге известно из книг, журналов и газет. Многие годы в нашей библиотеке собирается материал об отважной партизанке. К 100-летию со дня рождения на основе этих материалов был составлен библиографический список публикаций и подготовлен информационный буклет «Герой Советского Союза Антонина Петрова (1915-1941)». Материалами, которые собраны в библиотеке пользуются читатели, краеведы, сотрудники музея, корреспонденты газеты «Лужская правда».

Особенно хочется выделить ту работу, которую мы провели совместно с краеведами и сотрудниками Лужского историко-краеведческого музея по поиску подлинных фотографий Антонины Петровой. Этой работе была посвящена статья  И.М.Морозовой «Антонина Петрова. Возвращение облика героини. К 75-летию подвига Героя Советского Союза Антонины Петровой»  в газете «Лужская правда». Благодаря совместной работе краеведов и библиотекарей, подлинные фотографии Героя Советского Союза Антонины Петровой теперь найдены, их можно увидеть в краеведческом музее, а в библиотеке есть фотография А.Петровой с подругой Тосей Смирновой, которую принес председатель Лужского общества краеведов А.В.Носков.

Поиск информации о нашей героической землячке продолжается. В последнее время появилось много оцифрованных документов военного времени, которые были недоступны ранее. Они размещены на сайте Министерства обороны, сайтах Президентской библиотеки, РНБ, библиотеки им. Н.А. Некрасова (Москва) и др. Приведем некоторые из таких документов, которые нам удалось найти,  и которые дополнили наш краеведческий  фонд.

В газете «Красная звезда» (в годы Великой Отечественной войны одного из ведущих периодических изданий страны) от  9 апреля 1942 года был опубликован «УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

О присвоении звания Героя Советского Союза т.т. Никитину И. И., Петровой А. В., Харченко М. С., особо отличившимся в партизанской борьбе в тылу против немецких захватчиков.

За отвагу и геройство, проявленные в партизанской борьбе в тылу против немецких захватчиков, присвоить звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»:

1. Никитину Ивану Ивановичу.

2. Петровой Антонине Васильевне.

3. Харченко Михаилу Семеновичу.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. КАЛИНИН.

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А. ГОРКИН

Москва, Кремль. 8 апреля 1942 г.»

В газете «Вечерняя Москва» от 7 мая 1942 г. в заметке военного корреспондента Е. Брискера «У партизан» рассказывается о митинге лужских партизан, посвященном присвоению Тосе Петровой звания Героя Советского Союза: «Весть о присвоении звания Героя Советского Союза отважной дочери нашей родины лужской партизанке Антонине Васильевне Петровой наполнила радостью сердца ее боевых соратников — партизан Лужского района. Митинг партизан принял следующую резолюцию: «С гордостью узнали мы, лужские партизаны, о награждении нашего товарища но борьбе с немцами в немецком тылу партизанки Тоси Петровой великим званием Героя Советского Союза. Скромная девушка из Луги, комсомолка Тося Петрова горячо любила свою родину и отдала ей все свои силы, молодость и жизнь. Мы склоняем свое партизанское знамя над телом девушки-героя. И даем свою партизанскую клятву: пока в нашей груди бьется сердце, мы, лужские партизаны, будем жестоко бить немецких гадов. Кровь за кровь! Смерть за смерть! Мы отомстим за нашу дорогую Тосю! Ее светлый образ всегда будет являться нам в грозные часы сражений с гитлеровскими бандитами и вдохновлять нас на борьбу за освобождение родной земли от иноземных насильников». Митинг окончен. Через минуту партизаны уже набивали диски автоматов, готовили мины, собираясь в очередной поход». Об этом же митинге, а также о довоенной жизни и о подвиге Антонины Петровой говорится в очерке Е. Федорова «Лесная подруга», опубликованном в 1943 г. в сборнике «Комсомол города Ленина» (электронную копию можно найти на сайте Президентской библиотеки им. Б.Н. Ельцина).

Подвиг Антонины Петровой описан в  книге М.Н.Никитина  «Партизанская война в Ленинградской области»  (Никитин М.Н. Партизанская война в Ленинградской области / М. Н. Никитин. - [Москва] :ОГИЗ, Госполитиздат, 1943), оцифрованный вариант которой  также представлен на сайте Президентской библиотеки.

В коллекции РНБ  находится плакат-листовка 1944 года, посвящен­ный подвигу Антонины Петровой. Художник за­печатлел драматически-напряженную си­туацию боя у партизанской землянки ("С июля 1941 г. партизанский отряд…" : [Лубок] / Худож. А.Е. Мордвинова. - Ленинград: Искусство, 1944 ; Москва. - 1 л).

Как мы видим, уже в годы войны о героизме нашей землячки узнали тысячи людей.

В Москве на станции метро «Партизанская»  установлен монумент «Народные мстители» работы скульптора М. Г. Манизера. На этом памятнике изображены П. Е. Кривоносов, А. В. Петрова и партизан Петя. Необходимо сказать несколько слов о Павле Елисеевиче Кривоносове – вероятно, именно с его слов скульптор создавал облик Тоси Петровой. В газете Крыловского района Краснодарского края «Авангард» приведена интересная информация о Павле Елисеевиче, память о котором чтят его земляки – жители станицы Крыловской. В местном музее хранятся посвященные ему материалы. П.Е. Кривоносов -  участник Февральской и Октябрьской революций, Гражданской войны, в том числе ставших легендарными событий, получивших название «Железный поток» и описанных Серафимовичем в одноименном романе. В мае 1941 г. Кривоносов вместе с женой Анастасией Ивановной Форте приехал в Лугу, где жил его брат Антон.  Здесь его и застала война.  П.Е. Кривоносов командовал отрядом в составе Лужского истребительного батальона, в число бойцов которого в июле 1941 г. входила и Тося Петрова. В дальнейшем она вступила в партизанский отряд С.И.Полейко, а П.Е. Кривоносов «в конце 1941 году  получил спецзадание перейти линию фронта, вывести со своим отрядом раненых и ценные материалы на Большую землю». Задание было успешно выполнено. Затем  Павел Елисеевич, назначенный командиром партизанского отряда «Кубанцы», сражался с врагом на территории Краснодарского края.

На сайте «Память народа» размещена цифровая копия Указа о присвоении А.В. Петровой звания Героя Советского Союза от 8 апреля 1942 г., а также копия справки от 22 февраля 1947 г., выданной матери А.В. Петровой, Марии Федоровне,  удостоверяющей, что «ее дочь Петрова Антонина Васильевна действительно находилась в 9-й партизанской бригаде с июня 1941 года и погибла 4 ноября 1941 г. в борьбе с фашистскими захватчиками».

Вот такие документы военного времени  о Герое Советского Союза  Антонине Петровой нам удалось найти. Но не стоит забывать, что за сухим языком официальных формулировок стоит судьба молодой девушки, пожертвовавшей своей жизнью. 

В 1964 году была издана книга «…сражалась за Родину: письма и документы героинь Великой Отечественной войны» (М.: Мысль, 1964).  Есть в этой книге и письмо Тоси, которое она написала матери в сложные дни тяжелых боев за Лугу. На момент публикации книги это письмо хранилось у сестры А.В.Петровой Т.В.Андреевой, проживавшей в деревне Бор Лужского района. Давайте вчитаемся в эти строки, которые рисуют перед нами образ удивительно реального, почти знакомого нам человека.

«Здравствуй, мамуля!

Шлю свой сердечный привет и желаю всего наилучшего в вашей жизни, а главное здоровья. Я нахожусь недалеко от Луги, жива, здорова и прошу обо мне не беспокоиться, береги себя, а зря слезы проливать не к чему.

Я вполне взрослая и знаю, что делаю. Сегодня каждый человек должен беспокоиться не о себе, а в целом о народе, и поэтому я должна быть там, где этого требует создавшееся положение. Я тебя прошу: не плачь, а береги себя. Вот и все, что я могла написать. Я очень жадна на ласковые слова...

Еще раз прошу: не проливай слез обо мне. Жива буду, приду.

Привет всем. До свидания. Остаюсь тебя любящая твоя дочь Тося.

Целую.

9 августа 1941 г.»

 

Копылов Николай Вениаминович

6 апреля – 110 лет со дня рождения Героя Советского Союза Николая Вениаминовича Копылова (1910-1965).

Родился в г. Луге, здесь же провел детство и юность, в  1925 г. начал серьезно заниматься спортом - играл в футбол. В 1927 году Копылов был призван на службу в РККА. Воинскую службу совмещал с профессиональным спортом. В 1935 г. окончил курсы усовершенствования командного состава по физической подготовке при военном факультете Государственного центрального института физической культуры (в наст. время – Военный институт физической культуры). В 1930-е гг. считался одним из сильнейших спортсменов СССР в беге на длинные дистанции. Призер чемпионатов СССР по марафонскому бегу. В 1937 г. установил рекорды СССР в беге на 15 км и в часовом беге. Заслуженный мастер спорта СССР.

В 1941 г. окончил Военную академию механизации и моторизации. С сентября 1941 г. – в действующей армии. Сражался на  многих фронтах, принимал участие в обороне Москвы, боях под Сталинградом, на Курской дуге. В 1945 г. боевым соединениям под руководством полковника Н. Копылова приказами Верховного Главнокомандующего неоднократно объявлялась благодарность как особо отличившимся в ходе Восточно-Померанской наступательной операции (эти приказы были опубликованы в газете «Красная звезда», электронные копии которой размещены на сайте Министерства обороны).

Командуя 47-й гвардейской танковой бригадой, Н.В. Копылов отличился в Берлинской операции в апреле 1945 года.  Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 мая 1945 полковник Николай Копылов был удостоен высокого звания Героя Советского Союза.  Награжден двумя орденами Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, орденами Суворова 2-й степени, Отечественной войны 1-й и 2-й степени, тремя орденами Красной Звезды, орденом Британской Империи 4-й степени, медалями. Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский писал: «Великий экзамен наш народ выдержал с честью... То, что совершил советский человек на необозримых фронтах Великой Отечественной войны, затмевает самые яркие дела былинных богатырей. Трижды Герой Советского Союза Иван Кожедуб, дважды Герой Советского Союза Виктор Леонов, Герои Советского Союза Глеб Бакланов, Николай Копылов, Игорь Хмельницкий и тысячи других были не только пламенными патриотами, не только умелыми воинами, но и прекрасными спортсменами. Спорт был одним из тех неразрывных компонентов, которые составили и составляют непреоборимую силу советских Вооруженных Сил».

После окончания войны Копылов  продолжил службу в Советской Армии. В 1948 году он окончил Высшие академические курсы при Военной академии бронетанковых войск. В 1955 году был уволен в запас. Проживал в Сухуми (в наст. время г. Сухум, Республика Абхазия), где, по воспоминаниям двоюродной сестры, заведовал Ботаническим садом. Похоронен на сухумском Михайловском кладбище. До недавнего времени место захоронения Н.В. Копылова пребывало в запустении, его имя не упоминалось в абхазской печати и на памятных мероприятиях, однако в 2014 г. в местной газете появилась публикация военного историка Н. Медвенского (ее электронная копия была любезно предоставлена нам сотрудниками Национальной библиотеки республики Абхазия), посвященная забытым героям, покоящимся на Михайловском кладбище, а могила Н.В. Копылова  была приведена в надлежащий порядок.

Впервые о своем земляке-герое лужане узнали благодаря статье А. Коршунова «Комбриг», опубликованной в «Лужской правде» 16 января 1976 г. О Николае Вениаминовиче рассказала его двоюродная сестра В.И. Алексеева, проживавшая в Луге.

Имя Н.В. Копылова упоминается в книге Л.Горянова и А. Осинцева «Сражающийся спорт» (1982), а «Повесть о двух марафонцах» Л. Горянова, вышедшая в 1985 году, была уже целиком посвящена судьбе Н.В. Копылова и И.Н. Чебуркина (его соперника по марафонскому бегу в довоенное время  и однополчанина - в годы войны). К сожалению, эти книги скорее относятся к художественной литературе, в них есть ряд досадных неточностей, касающихся деталей биографии Н.В. Копылова: так, например, он назван «коренным москвичом», о его лужских корнях не говорится ни слова.

Информация о Н.В. Копылове представлена в Музее спортивной славы ЦСКА в Москве, сотрудники которого в ответ на нашу просьбу прислали  нам электронные копии фотографий Николая Вениаминовича, хранящихся в музее. Гордятся Героем и в ВИФК.

В нашем городе имя Н.В. Копылова увековечено на Аллее Героев в Сквере воинской славы.

 

Пислегин Виктор Кузьмич

 

20 апреля – 100 лет со дня рождения Виктора Кузьмича Пислегина (1920-1941), Героя Советского Союза, участника Великой Отечественной войны.

В.К.  Пислегин в Красной Армии с 1937 года. Участник советско-финской войны 1939-40 гг. 21 марта 1940 г. за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом отвагу и героизм ему было присвоено Звание Героя Советского Союза.

С начала Великой Отечественной войны - на фронте. Защищал Ленинград на Лужском рубеже. 24 июля 1941 года в бою под деревней Югостицы Лужского района Ленинградской области командир танковой разведывательной роты 24-й танковой дивизии Герой Советского Союза лейтенант Пислегин В. К. пал смертью храбрых. В 1965 году перезахоронен в городе Луге Ленинградской области. 

В нашей библиотеке много статей о подвиге Героя из газет и различных сборников. Но у нас была информация, что существует и книга о нем. Виктор Пислегин – уроженец д. Пуштовай Увинского района Удмуртской Республики. Поэтому в преддверии 100-летия со дня рождения В.Пислегина сотрудники библиографического отдела Лужской межпоселенческой районной  библиотеки обратились к своим коллегам  в Увинскую центральную  районную библиотеку и получили ответ: «Очень приятно, что наши земляки известны за пределами Удмуртии. У нас есть эта книга, и мы будем рады подарить ее вам». Так наш краеведческий фонд пополнился книгой: Г.В. Бегтягин  «Наш земляк Виктор Пислегин: документальная повесть» (Ижевск, 2005).

Увинский краевед Г. В. Бегтягин, использовав материал книги В. Голубева «Виктор Пислегин» на удмуртском языке, написал документальную повесть.

В предисловии автор пишет: «Виктор Кузьмич Пислегин родился в Увинском районе Удмуртской АССР. Ему, первому из удмуртов, еще в 1940 году за участие в войне с Финляндией присвоено звание Героя Советского Союза. Мне не довелось видеть Пислегина, не был свидетелем происходящих событий того времени, так как находился в малолетнем возрасте, когда он стал Героем и приезжал со службы домой.

Однако я родился и жил среди родных и близких Виктора, неоднократно беседовал с воспитавшей его мачехой Федосьей Андреевной, сестрой Елизаветой Кузьминичной и двоюродной сестрой Марией Гавриловной, а также его друзьями».

Мы знаем очень подробно о боевом пути В.Пислегина, о его подвиге на финской войне и у нас -  на Лужском рубеже у деревни Югостицы. Но всегда интересно знать, как рос Герой, как проходили его детство и юность, ведь звания Героя Советского Союза он был удостоен, когда ему исполнилось  всего 20 лет!

В книге приведено немало интересных фактов из жизни Виктора Пислегина и его семьи. Из нее мы узнали, что отец Виктора, Кузьма Ионыч, участвовал в Первой мировой войне, попал в плен, жил в Польше, где познакомился с польской девушкой Луизой. Осенью 1919 года  со своей женой Луизой и двухлетним сыном Володей вернулся домой  — в деревню Пуштовай Увинского района. Весной 1920 года у Пислегиных родился второй сын – Виктор.

 Детство Володи и Вити не было радостным. Когда одному из них едва исполнилось шесть, а другому только три, они лишились матери. Воспитывала ребят мачеха, Федосья Андреевна.

В 8 лет Витя пошел в школу. «Двухклассная школа располагалась на дому у учителя Протасова в деревне Ураково в трех километрах от Пуштовая. В.А. Протасов впоследствии вспоминал: «Как сейчас вижу его, сидящего за первой партой, маленького, с оттопыренными ушами, ершистыми волосами, шустрого. Учился он прилежно, старался аккуратно выводить буквы и цифры, быстро научился читать и писать. Проявлял любопытство». Через два года продолжил учебу в семилетней школе села Сям-Можга. Вместе с учителями Сям-Можгинской школы братья Пислегины помогали ликвидировать неграмотность в своей деревне.

Но в 6 классе Виктору пришлось уйти из школы и начать работать, так как сильно заболел и вскоре умер отец, в этом же году его ждала еще одна утрата – через несколько месяцев после смерти отца трагически погиб брат Володя.

В 1935 году Виктор уехал к двоюродной сестре Марии в Ижевск, где работал в городской  конторе связи. Но для того, чтобы его взяли на эту работу, пришлось подправить документы. Вот что написано об этом в книге: «Виктор взял ижевский адрес Марии, справку об образовании, свидетельство о рождении, также прихватил на всякий случай сохранившееся свидетельство о рождении Володи (в паспортах нужды особой тогда даже в городе не было) и, попрощавшись с мачехой, ушел <…> Виктору отказывали в приеме на работу, не приняли даже курьером. Говорили: «Трудоустраивать не имеем права, так как ты еще несовершеннолетний, поезжай в свою деревню, продолжай учиться, подрастешь — приедешь, и тогда примем на работу». В отчаянии Виктор рискнул воспользоваться свидетельством Володи. Терять ему было нечего. Осторожно, насколько смог, он подчистил буквы в имени и вместо «Владимир» написал «Виктор». Конечно, получилось грубовато, подделку нельзя было не заметить, но, по крайней мере, он теперь оказался на три года старше».

Осенью 1937 года призван на службу в РККА. Службу начал на Украине — был зачислен в танковые войска и определён курсантом в полковую школу. Служил во 2-м батальоне 62-го танкового полка на Западной Украине. 10 февраля 1940 года 62-й танковый полк был переброшен из Львова в Ленинградский военный округ для участия в советско-финской войне.

В наступлении на остров Туппури-Саари 3 марта 1940 года танк, в котором воевал башенный стрелок Пислегин (командир танка — старший лейтенант Н. Я. Клыпин, механик-водитель — И. Е. Болесов), подавил ряд огневых точек противника, но и сам был подбит и загорелся. Огонь был потушен, однако бойцы оказались в окружении. При отражении нескольких попыток противника захватить танк и экипаж Пислегин был ранен в руку. С наступлением темноты экипаж покинул танк и с боем пробился к своим.

Пислегин был отправлен в госпиталь, где узнал о  присвоении ему звания Героя Советского Союза согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1940 года. 4 мая 1940 года в ленинградском Доме Красной Армии ему были вручены Орден Ленина и медаль «Золотая Звезда», 6 мая стало известно, что приказом наркома обороны В. К. Пислегину присвоено звание лейтенанта.

В конце мая 1940 года Виктор  Пислегин прибыл в отпуск в Удмуртию, а 28 мая приехал в родную деревню Пуштовай. Земляки с чувством глубокой радости и гордости встречали своего Героя. В 1940 году Татарским отделением «Союзкинохроника» в рамках журнала «Межреспубликанский киножурнал» был выпущен короткометражный фильм «Встреча с героем». Его сюжет прост: земляки встречают героя в его родной деревне, далее он рассказывает им о совершённом подвиге. В фильме много кадров с родными Виктора.

Фильм этот маленький, чуть больше минуты, но для нас он очень ценен, так как зачастую сложно найти даже фотографии Героев Советского Союза, а здесь в нашем распоряжении оказался целый киносюжет. Мы включили его в нашу видеопрезентацию «Герои Советского Союза – лужане», подготовленную к 70-летию Победы, демонстрировали на мероприятиях, посвященных Виктору Пислегину.

Именем Виктора Пислегина названы улицы в посёлке Ува (Удмуртия), в городе Ижевск, его имя носили пионерские дружины Львова, Луги и многих школ Удмуртии. В районном центре Ува на улице Карла Маркса 8 мая 1970 года был установлен памятник—бюст. Автор — Б. К. Волков. В 1947 году удмуртский драматург Игнатий Гаврилов опубликовал пьесу «Лейтенант Пислегин», посвящённую подвигу героя.

Мы, лужане, также  чтим память Виктора Пислегина: его имя носит улица, на одном из домов установлена мемориальная доска, на месте гибели героя в деревне Югостицы установлен обелиск. В Лугу часто приезжают земляки и родственники Героя из Удмуртии. Надеемся, что материалы из новой книги о Викторе Пислегине буду интересны нашим читателям.

Ольга Федоровна Берггольц

16 мая -110 лет со дня рождения поэтессы, писательницы Ольги Федоровны Берггольц (1910-1975).

Трудно найти в нашей стране человека, которому бы было неизвестно это имя. Ольгу Берггольц называли голосом надежды блокадного Ленинграда, она стала олицетворением героизма и стойкости осажденного города.

Жизнь поэтессы была полна трагических событий. Не только война навсегда оставила свой след в её судьбе, тяжёлым испытанием стали для Ольги Берггольц довоенные годы - годы репрессий. В конце 1938 г. она была арестована по сфабрикованному обвинению в участии в деятельности контрреволюционной террористической организации. На свободу Ольга Берггольц вышла в июле 1939 г. В этом же месяце она вместе с мужем Николаем Молчановым уехала в Лугу - вероятно, чтобы постараться восстановить подорванное в заключении здоровье. Как пишет мать Ольги, Мария Тимофеевна, комнату в Луге супругам выделил Союз писателей.

В октябре 1941 года О.Берггольц написала стихотворение «Баллада о младшем брате», описав реальные события - в Луге фашисты замучили 13-летнего Н.Леонтьева, который отказался выдать старшего брата-подпольщика.

«…За брата младшего в упор

рази врага сейчас,

за младших братьев и сестер,

не выдававших нас!»

В 1948 г. Ольга Берггольц ещё раз побывала в нашем городе. В письме от 17 сентября Мария Тимофеевна пишет о дочери: "Она много работает, а вчера вернулась из Луги – ездила туда на выступления".

С Лужским краем также связано имя сестры поэтессы – актрисы Марии Берггольц (1912-2003). В конце1936 - начале 1937 г. она вместе с мужем, писателем Юрием Либединским, отдыхала в санатории "Красный Вал".

 

Владимир Васильевич Гребнев

3 июля - 110 лет со дня рождения режиссера-кинодокументалиста Владимира Васильевича Гребнёва (1910-1995)

В 1926 г. окончил курсы киномехаников, затем Высшие государственные курсы искусствоведения при Государственном институте истории искусств (ВГКИ при ГИИИ). На курс В.В. Гребнёва принимал известный советский кинорежиссер Григорий Козинцев. После окончания курсов в 1930 г. работал на кинофабрике «Союзкино» ассистентом режиссера А.В. Ивановского (среди его работ такие картины, как «Дубровский», «Музыкальная история», «Антон Иванович сердится», «Укротительница тигров») на съемках фильма «Кавказский пленник», помогал режиссерам Г. и С. Васильевым при монтаже картины «Спящая красавица». В 1931 г. стал сотрудником военного отдела (сектора) кинофабрики, снимал фильмы, в том числе «закрытые», о новых видах вооружения, о подготовке военнослужащих советской армии и т.д. В 1934 г. перешел на кинофабрику «Союзтехфильм № 1», выпускавшую учебные, научно-популярные, документальные фильмы. В.В. Гребнёв продолжил снимать картины на военную тематику. Некоторое время работал на киностудии «Ленфильм». В начале Великой Отечественной войны В.В. Гребнёв осуществлял съемки в составе фронтовой кинобригады, участвовал в оборонных работах, а потом вместе с братьями Виктором и Леонидом прошел обучение в разведшколе, действовал в тылу врага. Вернувшись в Ленинград, Гребнёв вел съемки в блокадном городе. Режиссер был награжден орденом Красной Звезды, медалями «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «За боевые заслуги». После войны продолжил работу в кинодокументалистике, стоял у истоков киностудии «Леннаучфильм». Всего за пятьдесят лет Владимир Васильевич отснял более 100 фильмов: полнометражных, одно, двухчастевых и киносюжетов для журнала «Наука и техника». Чрезвычайно интересен был круг общения Владимира Васильевича: так, например, он был знаком с писателем и лингвистом Л.В. Успенским, знаменитым режиссером С. Эйзенштейном, композитором Д.Д. Шостаковичем - его сестра Зоя училась вместе с В. Гребнёвым, и он часто бывал у Шостаковичей в гостях. В.В. Гребнёв оставил очень ценные для нас мемуары, которые оцифрованы и размещены его внуком Виктором Гребнёвым в открытом доступе в сети интернет в своем блоге (john5r.livejournal.com). Благодаря этим мемуарам мы узнали о том, что судьба режиссера была тесно связана с Лужским краем – здесь прошли его детские годы. Отец и мать В.В. Гребнёва, Василий Васильевич и Ольга Павловна, были родом из д. Сорочкино и д.Ящера. Гребнёвы часто приезжали в родные места, а в 1918 г. переехали в Сорочкино окончательно, так как Василий Васильевич был назначен председателем волисполкома Луговской волости. В своих воспоминаниях Гребнёв зафиксировал очень интересную для нас информацию - о Ящерском царском охотничьем доме, о жизни в Луговской волости в послереволюционные годы, в том числе, например, о строительстве Мшинского торфяного завода, о Сорочкинской школе, славившейся в округе своим хорошим зданием и уровнем образования – деревенским детям преподавали даже иностранные языки; о любительском Сорочкинском театре, деятельность которого приобрела небывалый размах – был построен театральный зал, костюмы предоставлял Лужский наробраз, актерами были и взрослые, и дети, осуществлялись даже выезды на «гастроли» в соседние деревни; о трудовых деревенских буднях – сенокосе, когда на покос выезжали все жители деревни, о празднике «первого каравая», о престольных праздниках, которые продолжали отмечать в 1920-е годы… События Гражданской войны также отражены в мемуарах Гребнёва – так, по его воспоминаниям, через Сорочкино шли войска Юденича, а сам генерал, приехавший в открытой машине, останавливался «в доме богатого лесопромышленника Ивана Никифоровича Голубева». Рассказывает В. Гребнёв и об учебе в Лужском техническом училище «Комсомолец» - на время обучения он снимал комнату «в доме на берегу Луги, рядом с милицией, у хозяев со страшной фамилией Краковяки». Гребнёв вспоминает о красочных майских шествиях, во время которых он вместе с другими учащимися участвовал в оформлении костюмированной колонны «Наш ответ Керзону!» (такого рода шествия проходили в Луге в 1923 г.) Запомнилось Владимиру Васильевичу и то, как встретили в Луге известие о смерти В.И. Ленина. Конечно же, центральное место в мемуарах режиссера занимают рассказы о съемках. Как оказалось, Луга и Лужский район в 1930-е гг. очень часто использовались в качестве съемочной площадки для учебных и документальных фильмов, преимущественно военной тематики. Так, например, в 1934 г. в окрестностях Луги шли съемки учебного фильма «Взвод топографической разведки в бою». Полезное, то есть работу, совмещали с приятным – лужская природа располагала к отдыху и привлекала, как выяснилось, не только деятелей кино, но и известных ученых и шахматистов. В.Гребнёв пишет в своих воспоминаниях: «Собрали коллектив. Решили не жить в гостинице. Сняли дачи. Я для своих дорогих (для жены и сына – прим. сост.) на Привокзальной улице (у неких Синкевичей). Им отдых, да и мне отрада... Съемки обеспечивались солдатами из частей при полигоне… Мы могли выбирать приятные пейзажи, уезжали с полигона в окрестности Луги и Толмачево. Находили красивые места с речкой, с холмами, т.е. все, что интересно, что украшало фильм и нужно для работы топографов. Ну а бой мы снимали на полигоне, где можно взрывать и стрелять боевыми снарядами. Съемки проходили успешно. Эту экспедицию мы все – группа и моя семья – вспоминают с удовольствием. В Луге на Завокзальной улице (вероятно, речь идет о Вокзальной улице – так неофициально называлась Новгородская улица, в наст. время – ул. Тоси Петровой – прим. сост. ) мы жили в одной даче с инженером Иоффе… Играл я с Иоффе в шахматы и всегда обыгрывал. Однажды пришел молодой человек. И Иоффе предложил мне сыграть с гостем. Начали играть…на пятом ходу мне мат! На шестом-седьмом ходу мне мат!!! Здорово! Гостя позвали пить чай. А сосед сказал мне: «Вы играли с чемпионом. С Ботвинником!». Вот ведь как иногда перепутаются тропинки жизни». Гребнёв подробно описывает курьезные (а иногда и опасные) случаи, которые происходили на съемках в Луге. Здесь же в 1937 году снимали фильм «Бог войны – артиллерия», причем до начала работы в Луге съемочная группа совершила длительную экспедицию – В. Гребнёв пишет, что они побывали в Москве, Харькове, Киеве, Остёре, Саратове, Татищево, Тифлисе (Тбилиси), Ленинакане (Гюмри) – а оказалось, что «все виды артиллерии можно было снимать на Лужском полигоне!». Интересные воспоминания Владимир Васильевич оставил о съемках в нашем городе художественного фильма «Танкисты» (1939). Для съемок «Ленфильм» приобрел в Луге участок леса, работа шла в присутствии начальника автобронетанкового управления РККА Д.Г. Павлова. Являясь ассистентом режиссера, В.В. Гребнёв не только отвечал за организацию съемочного процесса, но и сам снялся в нескольких очень рискованных сценах. Как пишет Гребнёв, иногда на места съемок сразу выезжали на танках, при этом «любовались на окружающие нас лужские пейзажи». Фильм сохранился, его можно найти в интернете. Подробно в своих мемуарах Владимир Васильевич пишет и о Великой Отечественной войне. После обучения в разведшколе он в составе небольшой группы, включавшей также двух его братьев и радиста, был заброшен в тыл противника – на территорию Лужского района. Братья Гребнёвы столкнулись с предательством радиста и оказались в очень трудной ситуации, но смогли прорваться к своим. «Вот так можно коротко описать наш путь,- вспоминал В.В. Гребнёв. - Выбросили нас в урочище Кобыляк, что недалеко от поста Муравейно (на реке Луга) и деревни Бежаны. Через болота и леса по реке Кемка дошли до деревни Сорочкино. Провал, стычка с жандармами. Пеший ход от Сорочкино до Мшинской (Варшавская ж.-д.). Через железную дорогу Ленинград-Псков, мимо деревни Луги, по заболоченной прибрежной части озера Вялье до впадения в него реки Зверинки. Мимо поселка Зверино на небольшой видимости полустанка Чаща. Обошли Кремнёво через Мочалище, через Тесовское болото. Обошли озеро Липово, пересекли железную дорогу левее Глухой Керести. Форсировали речку Кересть правее поселка Ольховка (сделали петли, чтобы избежать встречи с группой полицаев). Затем через болото Грядовский Мох вышли к Спасской Полисти. Здесь была самая для нас близкая линия фронта». Конечно, мемуары всегда субъективны, в них могут быть неточности, фактические ошибки, но, несмотря на это, для нас они являются очень интересным источником краеведческой информации.

 

Алексей Сергеевич Мальчевский

12 августа - 105 лет со дня рождения выдающегося орнитолога, профессора кафедры зоологии позвоночных Ленинградского государственного университета, участника Великой Отечественной войны Алексея Сергеевича Мальчевского (1915-1985).

 

А.С. Мальчевский внес огромный вклад в развитие отечественной орнитологии. Его профессиональная деятельность была неразрывно связана с биологическим факультетом Ленинградского университета. Свою кандидатскую диссертацию Мальчевский защищал 26 июня 1941 года, после успешной защиты вечером того же дня ушёл на фронт – был отправлен на Карельский перешеек в качестве командира стрелкового взвода 28-го отдельного батальона, обслуживающего станции снабжения. «В течение Отечественной войны, - вспоминал А.С. Мальчевский, - мне пришлось служить в разных воинских частях и участвовать в боях на Ленинградском и Третьем Белорусском фронтах. Первоначально я командовал стрелковым взводом, затем был адъютантом командира полка, а с 1944 года до конца войны в том же полку руководил полковой разведкой в должности «ПНШ-2» (помощник начальника штаба). Был дважды ранен». За боевые заслуги А.С. Мальчевский был награждён орденом «Красная Звезда», медалями. Брат А.С. Мальческого Павел в августе 1941 г. погиб в ходе боев под Лугой. В декабре 1945 г. А.С. Мальчевский вернулся на кафедру зоологии позвоночных ЛГУ в качестве ассистента, а с 1950 года работал доцентом. В 1958 году защитил докторскую диссертацию, в 1960 году был избран на должность профессора. С 1965 по 1985 год Алексей Сергеевич заведовал кафедрой зоологии позвоночных, а в 1969-1973 годах был деканом биолого-почвенного факультета. По инициативе Мальчевского в Ленинградском университете была создана фонотека голосов животных, в ее основу легли записи голосов птиц, сделанные Алексеем Сергеевичем. Сегодня фонотека СПбГУ насчитывает более 5 тысяч записей и является одной из богатейших в мире. Большую научно-просветительскую работу А.С.Мальчевский сочетал с природоохранной и общественно-организационной деятельностью. В отношении тех исследований, которые губили птиц редких видов и их гнёзда, он говорил: «Пусть лучше белое пятно…». За вклад в экологическое образование и природоохранную деятельность А.С.Мальчевский в 1984 году награждён Большой медалью Всесоюзного общества охраны природы. Коллеги отмечали огромную роль А.С.Мальчевского в деле подготовки научных кадров. «За 40 лет своей научно-педагогической деятельности в Ленинградском университете, - пишет М.В. Калинин, - А.С.Мальчевским создана целая орнитологическая школа, воспитавшая несколько поколений учёных. Педагогическая деятельность Алексея Сергеевича была неразрывно связана с его научными изысканиями, в которые он активно вовлекал студентов». А.С.Мальчевским опубликовано более 120 научных работ, целый ряд научно-популярных очерков, несколько монографий. «Широкую известность получили его увлекательные «Орнитологические экскурсии», «Кукушка и её воспитатели», а также книги «Птицы перед микрофоном и фотоаппаратом» (с приложением долгоиграющей пластинки). Исключительное место в отечественной зоологической литературе занимает двухтомная книга «Птицы Ленинградской области и сопредельных территорий (история, биология, охрана)» (1983), написанная совместно с его учеником Ю.Б.Пукинским. Это подлинная энциклопедия знаний о фауне и биологии птиц Северо-Запада нашей страны». (М.В. Калинин). Изучая материалы о научной деятельности Мальчевского мы обратили внимание на интересные факты, касающиеся лужского краеведения: так, например, известно, что Алексей Сергеевич написал главу, посвященную птицам, для шестого издания книги «Зоологические экскурсии» (книга неоднократно переиздавалась вплоть до 2002 г.) по предложению одного из ее авторов – Михаила Николаевича Римского-Корсакова (сына знаменитого композитора Н.А. Римского-Корсакова), судьба которого была тесно связана с Лужским краем: во многом именно лужская природа вдохновила юного Михаила, отдыхавшего в Лужском уезде вместе с родителями, связать свою жизнь с изучением живой природы. В свою очередь, сам Мальчевский, являясь одним из инициаторов издания серии книг «Жизнь наших птиц и зверей», предложил написать монографию о ласточках для этой серии Марку Владимировичу Колоярцеву, выпускнику ЛГУ, который на протяжении многих лет приезжал на лето в д. Жеребуд Лужского района, где вел наблюдение за этими птицами. О работе М.В. Колоярцева над уникальным изданием, вышедшем в свет в 1989 г. и переведенном на десятки иностранных языков, мы узнали благодаря А.Ю. Сердюкову, который в 2018 году рассказал об этом в ходе своего выступления на одном из заседаний Лужского общества краеведов. Книгу Марк Владимирович посвятил памяти А.С. Мальчевского. Таким любопытным образом переплелись судьбы разных поколений исследователей. Отметим, что многие книги А.С. Мальчевского, как и монография «Ласточки» М.В. Колоярцева, есть в фонде нашей библиотеки. Вместе с Мальчевским на биологическом факультете ЛГУ учился брат актера Павла Кадочникова Николай Петрович Кадочников, также ставший известным орнитологом. А.С. Мальчевский на протяжении многих лет проводил лето на даче в д. Мерево, и очень часто к нему присоединялись Николай и Павел Кадочниковы с семьями. Сын Николая Кадочникова Алексей, названный так в честь Мальчевского, писал в своей статье «Кольцо жизни. К столетию со дня рождения Николая Петровича Кадочникова (1913-1964)»: «Тесная дружба отца с Алексеем Сергеевичем продолжалась всю жизнь. Я часто вспоминаю их встречи, разговоры и обсуждения научных проблем, совместно проведённые месяцы под Лугой, поездки на рыбалку и охоту, отлов и кольцевание птиц… Помню, идём на лодке потихоньку на вёслах вдоль зарослей куги по озеру Мерёво под Лугой с «дорожкой» со слабой надеждой поймать щуку. Начало августа, вода тёплая, надежда на трофей действительно призрачная. Алексей Сергеевич Мальчевский на вёслах, отец снасти вяжет, я сижу лицом вперёд, поскольку мне интересно и видеть, как папа снасти готовит, и слышать всё, о чём они говорят… Не тускнеют яркие воспоминания и о том, как собирались практически все Кадочниковы, в том числе и московские, вместе с Мальчевскими под Лугой. Мои двоюродные братья и сестра и две дочери Алексея Сергеевича – целый детский коллектив, которому было хорошо и очень интересно с взрослыми. Ездили на заброшенную мельницу ловить раков рачницами и руками, ловили рыбу, варили уху на костре. Тренировались в стрельбе из охотничьего ружья…Биологи – Николай Петрович и Алексей Сергеевич – рассказывали о природе, насекомых, птицах, зверях, растениях; актёры (кроме Павла Петровича у нас в семье ещё одна известная московская актриса, моя тётка и мамина сестра – Елена Славина) разыгрывали какие-то сценки и миниатюры, пели песни и читали стихи. Много смеялись, веселились искренне, учились легко. Николай Петрович, Павел Петрович и Алексей Сергеевич делали всё мастерски, было чему поучиться. И научились главному – жить в полном согласии с окружающим нас миром…». Казалось бы, орнитология и кинематограф – абсолютно разные сферы, но, как выяснилось, лужский край и его богатая природа обладали особой магией – объединять судьбы людей.

Макарий Иванович Чесноков

 

6 августа - 120 лет со дня рождения полковника Макария Ивановича Чеснокова (1900-1942), военная биография которого тесно связана с Лугой.

Полковник Чесноков принимал участие в боевых действиях во время советско-финской войны, за боевые заслуги награждён орденом Красной Звезды. Во время Великой Отечественной войны соединения, сражавшиеся на Лужском рубеже, в том числе и 24-я танковая дивизия под командованием М.И.Чеснокова, на полтора месяца задержали продвижение немецких войск, уничтожили большое количество живой силы и техники противника. В книге И.Хомякова «Лужский рубеж. Хроника героических дней» (СПб, 2014) подробно рассказано о боевых действиях бригады на Лужском рубеже, о местах дислокации и боях танкистов с первых дней обороны Луги до момента выхода из окружения. 24-я танковая бригада воевала в нашем районе: Старые и Новые Крупели, Шалово, Пионергородок, оз.Сосово, также Осьмино, Псоедь, Югостицы… Самоотверженно сражались танкисты под командованием М.И.Чеснокова, тяжелым был путь выхода из окружения, так как дорога от Луги на Ленинград была захвачена фашистами, сам Чесноков тяжело заболел. И.Хомяков пишет: «В 24-й танковой дивизии обстоятельства сложились таким образом, что командир дивизии полковник Чесноков был вынужден перед выходом из окружения сдать командование своему заместителю полковнику Родину.<…> Ослабленного болезнью комдива (заболел он за три дня до выхода, температура поднялась до 40º С) перенес «на горбу» через Оредеж начальник связи дивизии майор Бобков, после чего полковник Чесноков остался вдвоем со своим адъютантом и однофамильцем лейтенантом Чесноковым. Затем к комдиву присоединились капитан Вургафт, замполит Гинзбург, старший политрук Михайлов, прокурор Григорьев и другие. Полковник Чесноков возглавил эту группу: «Поскольку на меня смотрели как на путеводителя, невольно, как-то само собой воля мобилизовала организм, и болезнь стала уменьшаться с каждым часом и километром». В район Пушкина и Слуцка (Павловска) группа вышла двумя днями позже основных сил, и перейти линию фронта здесь не удалось. Из письма М.И.Чеснокова: «Проводник, который вызвался нас провести тайной тропою, фактически вывел нас на немецкую заставу. Тут у меня произошли колебания в группе. От группы откололись двое (прокурор Григорьев и следователь), которые пошли в другом направлении. Я же с группой направился строго на восток и через 15 дней вышел к своим». Вышла группа полковника Чеснокова в район Волховстроя». Основная часть бойцов и командиров 24-й танковой дивизии численностью 794 человека, вышла из окружения под командованием полковника Родина. В книге И.Хомякова приводятся интересные воспоминания родных полковника Чеснокова: он был «очень скромный, совестливый человек, доброжелательный по отношению к людям. Он органически не мог оскорбить или унизить человека, даже если тот был сильно виноват, не терпел грубости и хамства. Характер у него был покладистый, но принципами он никогда не поступался. Людей старался больше учить, чем ругать: может быть, для военачальника ему не хватало той жесткости, которая была так заметна у Г.К.Жукова, Рыбалко и некоторых других полководцев». В одной из своих статей И.Хомяков описал и дальнейшую военную судьбу полковника Чеснокова. «После выхода из окружения в начале октября 1941 г. Чесноков получил под свое командование 125-ю танковую бригаду. Бригада воевала на Ленинградском фронте в районе Пулковских высот, населенных пунктов Колпино и Красный Бор. После расформирования в середине января 1942 года 125-й танковой бригады М.И.Чесноков отправился в Москву за новым назначением, получил назначение на должность командира 25-й танковой бригады, дислоцировавшейся в Калининграде под Москвой, и в мае отправился с бригадой на Западный фронт. Повоевать пришлось недолго – в конце июня полковника Чеснокова вновь отозвали в Москву за новым назначением и оставили в центральном аппарате АБТУ. В те недолгие месяцы, что пришлось служить в аппарате АБТУ, полковник Чесноков делал все, чтобы отправиться на фронт. В своем письме он писал: «Оказывается меня в Москву отозвали для назначения на высшую должность, но должности все предлагают штабные или аппаратные… Но мне надоело и стыдно ходить в тылу в такое время» (июль 1942 г.) Усилия полковника Чеснокова увенчались успехом – в конце июля 1942 года его назначили командиром 12-го танкового корпуса 3-й танковой армии. М.И.Чесноков погиб 29 декабря 1942 года при бомбежке ж/д станции Бутурлиновка в Воронежской области, там его и похоронили».

Бажинов Виктор Иванович

 

19 сентября - 95 лет со дня рождения Виктора Ивановича Бажинова (1925-2009), скульптора, лауреата Государственной премии, заслуженного художника России. В.И.Бажинов - один из авторов памятника «Партизанская слава».

Родился в Заонежье, но детство провел в Лужском районе. С семьей оказался в оккупации, В.И. Бажинов писал в своих воспоминаниях, опубликованных в сборнике «За блокадным кольцом»: «До войны мы жили в Шалове, на территории пионерлагеря. Отец заведовал в нем хозяйством. В семье было пятеро детей. Учился я в Луге, ходил в школу пешком за 6 километров. Очень хотел быть летчиком. Тогда в Луге существовал аэроклуб, и на аэродроме в Смычково проводились полеты на планерах. Летал на планере и я. Но началась война, и мечты остались мечтами. 10 июля Лугу уже бомбили. 12-го я проводил отца в Заклинье, в сельсовет, где собрали всех мобилизованных. Больше отца я не увидел. 13 января 1942 года он погиб под Погостьем... Мы с семнадцатилетней сестрой Настей были направлены на оборонные работы. Рыли противотанковый ров между Лугой и Толмачево. Много людей прислали из Ленинграда. Участившиеся бомбежки вынудили прекратить работы. Особенно мне запомнился день 10 августа. В 6 утра с востока, вместе с солнцем, появилась стая «юнкерсов» с черными крестами в белых обводках. Солнце играло на желтых консолях крыльев и казалось, что они горят. Самолеты пикировали вниз, сбрасывали бомбы, а на смену им, словно в адской карусели, появлялись новые. Вой сирен, грохот разрывов, крики людей стояли над растерзанной, окутанной дымом землей... Из-за беспрестанных бомбежек оставаться в доме стало опасно. На пару с соседом, дядей Петей Федоровым по прозвищу Самурай, данному ему за очки и черную бороду, мы вырыли землянку в лесу, куда и перебрались. Немцы поселились в бывших корпусах пионерлагеря. Развесили объявления: «Всем жителям вернуться в деревню! Укрывающиеся в лесу будут расстреляны как партизаны». Пришлось возвращаться домой». Виктор Бажинов, как и многие его ровесники, стремился попасть в действующую армию. Ему удалось перейти линию фронта. Так он оказался во 2-й Ударной армии, судьба которой, как известно, сложилась очень трагично. Виктор стал одним из немногих, кому удалось выжить в Мясном Бору. После гибели 2-й Ударной, избежав плена, он вернулся под Лугу, воевал в составе 11-й Волховской партизанской бригады. «Отчетливо помнится, - писал Виктор Иванович, - как мы брали имение Верхутино на берегу Троицкого озера. Бывшее барское поместье было основательно укреплено деревянными срубами, засыпанными землей и камнями, опутанными колючей проволокой. Партизаны напали внезапно 25 декабря, когда немцы праздновали Рождество на втором этаже помещичьего дома. Они убежали раздетые, оставив украшенную елку и накрытые столы с такими деликатесами, которых мы в глаза не видели и, понятно, угостились. К концу 1943 года бригада значительно пополнилась за счет местной молодежи, спасавшейся от угона в Германию. Численность 11-й бригады возросла до полутора тысяч человек. А в 5-й бригаде было целых 8 тысяч. Наш отряд стал полком. В разведке служила и моя сестра Настя. Бои сделались чуть ли не ежедневными. 14—15 января 1944 года брали Мшинскую, заваруха здесь была порядочная. Здесь меня контузило, завалило обломками при взрыве склада донарита, откопали через 10 часов. Выжил, а 2-й номер погиб. За время партизанства я пережил шесть вторых номеров». Партизан С.В. Николаев вспоминал об этом бое: «Под Мшинской командир роты А.А. Винокуров, впоследствии Герой Советского Союза разъяснил каждому взводу, группе, чем заниматься. Я шел рядом с Виктором Бажиновым. У него был ручной пулемет. Мы залегли и поползли к станции на 100-150 метров, а потом по сигналу молча бросились к вокзалу. Казарму закидали гранатами в окна. Кругом взрывы, все горит. У немцев паника... Виктор Бажинов строчит короткими экономными очередями. Минеры рвут рельсы, стрелки. Словом, крушили мы все подряд». Тяжелым выдался и бой за станцию Оредеж 30 января 1944 г. После освобождения Лужского района Бажинов был направлен в регулярную армию – сначала в 78-й запасной полк, затем в 372-ю стрелковую дивизию, в составе которой дошел до Германии, где и встретил Победу. Демобилизовался в 1949 году, некоторое время работал в Луге на заводе «Литейщик». Потом уехал в Ленинград, поступил в художественное училище, затем окончил скульптурный факультет Института живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина. В.И. Бажинов в своем творчестве неоднократно обращался к теме Великой Отечественной войны. «Все мои переживания, - говорил он, - в скульптуре и стихах». Мемориал «Партизанская слава», созданный в соавторстве с В.Э. Горевым, В.И. Неймарком, С.А. Кубасовым, считается самой известной его работой. Один из любимых образов в творчестве Бажинова — лошади. Он создал очень много скульптурных изображений этих прекрасных животных. Несколько конных статуй занимают почетное место в экспозиции музея конного завода «Калгановский». Бажинов участвовал во многих выставках, в том числе международных, не забывал Виктор Иванович и Лугу: так, в 2007 г. в городском выставочном зале открылась выставка его работ «Здесь я приник к истоку моему». Работы Бажинова хранятся в Русском музее, Музее Победы на Поклонной горе в Москве, Чувашском государственном художественном музее и др. собраниях. У лужан была возможность заочно познакомиться с творениями своего земляка: в «Лужской правде» неоднократно публиковались репортажи о выставках скульптора. Творческий портрет В.И. Бажинова дополнял его поэтический дар. В 1972 г. он выпустил сборник стихов «Нет, не о славе», посвященный Великой Отечественной войне. В его стихах нет бравурности и пафоса, он стремился, как и в скульптуре, отразить трагедию бойцов и мирных жителей, чьи судьбы были растерзаны войной. Стихотворения Бажинова публиковались в «Лужской правде», несколько его произведений вошли в сборник «Радуга над Лугой» (Луга, 2000).

Федор Федорович Ровчаков

17 сентября - 110 лет со дня рождения Федора Федоровича Ровчакова (1910-1952), Героя Советского Союза, участника Великой Отечественной войны.

 

Родился в деревне Кузьковичи Быховского района Могилевской области, в крестьянской семье. После окончания школы работал в сельском хозяйстве, на стеклозаводе «Ильич» в деревне Ветренка. С 1928 года - в рядах Красной Армии. Служил пулеметчиком в одном из укрепрайонов Ленинградского военного округа вблизи границы с Финляндией. Для маневрирования пулеметами тогда использовались тачанки, а в тачанки запрягали лошадей. Фёдор Ровчаков любил лошадей, всё его детство прошло рядом с ними, ведь его отец был конюхом. В конце срочной службы ему посоветовали поступить в военную ветеринарную школу в Ленинграде, и в 1931 году Ровчаков начал учёбу в этом заведении. Через 2 года в звании ветфельдшера он был направлен в 25-ю кавалерийскую дивизию ЛВО. В 1938 году его дивизия была переформирована как 25-я мотокавалерийская, в ней, помимо конников, появился целый батальон лёгких танков. Ф.Ровчаков - участник советско-финской войны 1939-40 годов. В составе 25-й мотокавалерийской дивизии 15-й армии участвовал в боях на восточном побережье Ладожского озера и на Сортавальском направлении. На фронте в Великую Отечественную войну с июля 1941 года. 5 сентября 1941 года в бою на дороге Видлица – Олонец военфельдшер Ровчаков получил тяжёлое ранение, был вынесен на берег Ладожского озера и подошедшим судном Ладожской флотилии с другими ранеными был эвакуирован в госпиталь в Ленинград. А в городе уже начиналась блокада… В ноябре 1941 года Ровчаков вышел из госпиталя и был направлен в 43-ю стрелковую дивизию 55-й армии Ленинградского фронта, где был назначен командиром отделения пулемётчиков, получив звание сержанта. Пулемётчики Ровчакова держали оборону к востоку от Колпино на южном берегу Невы у места впадения в неё речки Тосна. Всю зиму и весну 1942 года подразделения 55-й армии пытались перейти в наступление навстречу войскам 2-й ударной армии Волховского фронта, прорвавшимся к Любани. Много раз пулемётчики Ровчакова ходили в атаку через речку Тосна, поддерживали огнём усилия стрелков, но прорвать оборону врага так и не удалось. А в июне 1942 года пробил скорбный час и для 2-й ударной армии, окружённой в районе Спасской Полисти и Мясного Бора. В этом же месяце в одном из боёв сержант Ровчаков получил тяжелейшее ранение и самолётом был вывезен в госпиталь в Москву. После выхода из госпиталя в сентябре 1942 года Ровчаков получил направление в Московское пехотное училище. Отучившись более полугода, в мае 1943 года лейтенант Ровчаков получил направление в 274-ю стрелковую дивизию 31-й армии Западного фронта, где был назначен заместителем командира стрелковой роты в 965-м стрелковом полку. В августе 1943-го началось наступление. Рота Ровчакова в составе полка вышла на подступы к городу Ярцево Смоленской области. Здесь гитлеровцы создали сильную оборону, и нашим дивизиям пришлось на время приостановить свое движение на запад. Но 15 сентября наступление продолжилось. Прорвав оборону врага, бойцы 274-й стрелковой дивизии ворвались в Ярцево и завязали уличные бои. Лейтенант Ровчаков командовал большой штурмовой группой, которая в течение суток выбила противника из развалин литейно-механического завода. За массовый героизм, проявленный при штурме города, 274-я стрелковая дивизия получила почетное наименование "Ярцевской", а лейтенант Ровчаков был награжден медалью "За отвагу". Затем были бои за Смоленск. В октябре 1943 года дивизия вышла на территорию Лиозненского района Витебской области. Всю осень и зиму войска Западного и 1-го Прибалтийского фронтов предпринимали попытки наступления на Витебск, но город гитлеровцам удалось удержать. Весной 1944 г. 274-я стрелковая дивизия была выведена в резерв на пополнение. В мае Федору Ровчакову было присвоено звание старшего лейтенанта, и он принял под своё командование роту в 2-м стрелковом батальоне. 18 июля 1944 года началась Люблин-Брестская операция. 274-я дивизия наступала на самом левом фланге 1-го Белорусского фронта. 20 июля полк, в котором воевал Федор Федорович, перебрался через Западный Буг, 29 июля вышел к Висле. Практически немедленно комроты Ровчаков начал форсирование реки. Под ураганным огнем штурмовые группы на подручных средствах преодолели реку и в результате короткой атаки овладели небольшим плацдармом. Не давая опомниться врагу, Ровчаков с бойцами укрепились на завоеванном клочке земли и к вечеру даже расширили плацдарм. Очень мешал переправе других подразделений огонь, который гитлеровцы вели из населённого пункта Гняздкув на левом фланге плацдарма. Два последующих дня переправившиеся вслед за ротой Ровчакова подразделения отражали многочисленные атаки больших подразделений пехоты противника при поддержке танков и самоходных орудий. Ровчаков же усилия своей роты сосредоточил на левом фланге плацдарма и 1 августа 1944 года ворвался в Гняздкув, выбив оттуда гитлеровцев. Это несколько обезопасило переправу, и на плацдарм, названный Пулавским, стали переправлять артиллерию и даже танки. За героизм, проявленный при форсировании реки Висла и завоевании плацдарма, старший лейтенант Ровчаков был представлен к званию Героя Советского Союза, которое ему было присвоено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года. Весь август 1944 года на Пулавском плацдарме гремели бои. Отразив контратаки противника, бойцы 274-й стрелковой дивизии принялись за расширение плацдарма, отодвинув линию фронта к населённым пунктам Насилув и Яновец. В боях за Яновец и господствующие высоты в районе этого населённого пункта рота Ровчакова провела не одну неделю. 25 сентября 1944 года неожиданной ночной атакой бойцы во главе с комроты овладели высотой 202,7, а потом в течение 2-х суток отбивали контратаки пехоты врага, при этом удержав высоту и уничтожив до 130 гитлеровцев. В этом бою Ровчаков был ранен, но отправили его в армейский госпиталь только после того, как стрелковый батальон пробился на высоту и закрепил завоевание роты. За отличие в этих боях старший лейтенант Ровчаков был награждён орденом Красной Звезды. Но получил он эту награду только в 1950 году вместе с медалью «За оборону Ленинграда»… После выхода из госпиталя Ровчаков в свою дивизию не попал, а был направлен в 77-ю гвардейскую стрелковую дивизию 25-го стрелкового корпуса 69-й армии, где в 218-м гвардейском стрелковом полку был назначен на должность командира стрелковой роты. 16 января 1945 года участвовал в освобождении польского города Радом. А к концу января рота Ровчакова вышла к Одеру. Бойцы стремительно преодолели реку по еще не раскрошенному артиллерией льду, овладели плацдармом на западном берегу и начали отражать многочисленные контратаки. 4 февраля гитлеровцы навалились особенно яростно. Федор Ровчаков поднял своих бойцов в рукопашную и в тот момент был прошит автоматной очередью… Больше воевать Ровчакову не пришлось. Он чудом остался жив после ранения на берегу Одера. 5 автоматных пуль было извлечено врачами из тела отважного офицера, а 6-я так и осталась под сердцем. В львовском госпитале Ровчаков пролежал до октября 1945 года, а потом сразу был демобилизован. В 1946 г. Федор Федорович приехал в Ленинград. Больше года залечивал раны, перебивался случайными заработками. Затем его приняли на работу в 30-е отделение милиции на Васильевском острове. Работал в канцелярии, оперативным дежурным. Женился на девушке из села Бутково Лужского района, родился сын. В начале 50-х Ф.Ровчаков работал ветврачом в лужском совхозе «Правда». Но в апреле 1952 года шестая пуля, застрявшая под сердцем, дала о себе знать... Он скоропостижно скончался 20 апреля и был похоронен на местном кладбище. Именем Героя названа улица в городе Быхов Могилёвской области. Приказом Комитета по культуре Ленинградской области от 15.03.2019 года место, где захоронен Герой Советского Союза Ровчаков Федор Федорович (1910-1952) по адресу: Ленинградская область, Лужский муниципальный район, Ям-Тёсовское сельское поселение, д. Бутково, признано объектом культурного наследия регионального значения.

Борис Петрович Калачев

 

12 октября - 130 лет со дня рождения агронома, партизана-подпольщика Бориса Петровича Калачева (1890-1943), в годы Великой Отечественной войны - руководителя порховского подполья.

Б.П.Калачев родился в 1890 году в Сестрорецке. Дата его рождения в различных источниках указана разная. Существует несколько версий на этот счет, даже статья о Калачеве (А.В.Потемкина «Как добрый волшебник») в «Лужской правде» в 1986 г. написана к 100-летию со дня рождения. Старший научный сотрудник Порховского краеведческого музея А. Е. Крылов в 2010 году провел исследование и доказал, что именно 1890 г. является подлинной датой рождения Б. П. Калачева. Имя Б. П. Калачева связано с лужским краем. Он учился в немецкой гимназии «Петершуле» в Санкт-Петербурге, затем был переведен в Лужское училище по причине плохого состояния здоровья, позже - в частную Вязьевскую сельскохозяйственную школу для юношей, которая была расположена в Порховском уезде Псковской губернии. Дальнейшее образование Б. П. Калачев получил в Московском сельскохозяйственном институте (сегодня РГАУ — МСХА имени К.А. Тимирязева). Ему была присвоена специальность агронома, свою квалификацию повысил благодаря стажировке в Германии, там же он смог усовершенствовать знание немецкого языка. Его деятельность как агронома развернулась уже в советское время. В 1921 году Борис Петрович организовывает в Лужском уезде на месте бывшей барской усадьбы опытнический совхоз — семенное хозяйство «Замошье — Ольгино» и становится управляющим. Как писала А. Потемкина в своей статье «Это была 51-я опытная семенная станция в стране, а фактически первая организованная советская семенная станция. В деревянном бараке, где жила семья Калачева, находились и правление семхоза, и сельская школа. Энтузиаст создал тут еще и лабораторию для опытов. Агроном читал лекции, в том числе и на атеистические темы. Во всем ему помощником была жена, Анастасия Александровна, в свое время с отличием окончившая Санкт-Петербургскую высшую драматическую школу и с успехом выступавшая еще до революции на столичной сцене. Анастасия Александровна стала секретарем правления местного культурно-просветительного кружка, входила в состав лекторского бюро Городенской волости, организовывала сельские клубы, избы-читальни, проводила лекции, семинары. Здесь она организовала народный театр. Семья Калачевых стала центром притяжения крестьян Замошья и окрестных деревень». Калачев вел большую селекционную работу, создавал новые сорта зерновых и огородных культур, преподавал на курсах ликвидации безграмотности. Об опытах семенной селекционной станции, которая в середине 20-х годов стала районной, писали газеты и журналы. Тогда же, во второй половине 20-х годов, Б.П.Калачев был назначен главным агрономом на территории всего Лужского уезда. В 1927 г. Б. П. Калачев был направлен в город Порхов, где прожил вплоть до своей смерти в 1943 г. Здесь он проявляет себя как инициативный ученый-агроном и организатор районных колхозов. С его помощью в Порховском районе было создано 80 коллективных хозяйств, при каждом из них были открыты агрономические курсы и школы счетоводов. За довоенные годы площадь колхозных и совхозных садов в Порховском районе благодаря энтузиазму Б.П.Калачева увеличилась в 9 раз. Он был участником Всесоюзной сельскохозяйственной выставки в 1939 и 1940 годах, награжден большой серебряной медалью, занесен в Книгу почета этой выставки. «Должен был ехать в Москву и в 1941 году, но началась война, и Борису Петровичу пришлось заняться другим делом, более трудным и опасным. В июле 1941 года Б.П.Калачев из коллег-агрономов, учителей, рабочих и служащих создал подпольную группу, которая осенью выросла в крупную разветвленную организацию, охватившую весь Порховский район и державшую связь с подпольными группами соседних районов. 19 членов центральной группы Б.П.Калачева устроились на работу в оккупационные органы власти и были там глазами и ушами Бориса Петровича. Порховское подполье держало связь с партизанами 2-й и 3-й Ленинградских бригад и работало в немецком тылу два года. Но летом 1943 года в организацию внедрились провокаторы. Начались аресты. Ближайшие помощники Б.П.Калачева – В.Н.Ерова, А.Т.Тимофеева, А.Д.Тахватулина, сестры Екатерина и Евгения Голышевы – были отправлены в Заполянский концлагерь и там казнены, а Б.П.Калачев помещен в гестаповскую тюрьму. Там, после страшных пыток он и умер как герой, не выдав никого из своих товарищей» (А.Е.Крылов). Существует версия, что Борис Петрович, зная, что перед казнью его ожидают новые пытки, попросил близких принести ему в передаче ядовитое растение. Он был действительно выдающимся учёным, аграрием, ботаником. В ночь перед казнью он съел несколько корней этого растения. Фашисты нашли его на рассвете мертвым... Указом Президиума Верховного Совета СССР он был посмертно награжден медалью «За отвагу». В Порхове одна из улиц города носит имя Калачева Б.П., на территории крепости установлен памятник, а также установлены мемориальные доски: на корпусе релейного завода, выходящем на улицу, где в гестаповской тюрьме летом 1943 года был замучен руководитель подполья, другая – на восстановленном доме Бориса Петровича в крепости, в котором с 1941 по 1943 год он жил с женой Анастасией Александровной и где теперь размещается военный музей.

Владимир Борисович Краскин

28 ноября - 90 лет полковнику в отставке Владимиру Борисовичу Краскину (р. 1930), ветерану космических войск и космодрома Байконур, инженеру-испытателю ракетной техники.

 

Кандидат технических наук, доцент. После окончания Артиллерийской академии им Ф.Э.Дзержинского был направлен в Капустин Яр, на Государственный центральный полигон, где получил должность старшего инженера в отделе радиотелеметрических систем. В 1955-1963 гг. работал на космодроме Байконур. Занимал должности старшего инженера - испытателя, начальника лаборатории наземных радиотелеметрических станций «Трал», заместителя начальника отдела телеметрических и автономных систем. Принимал непосредственное участие в запусках первой межконтинентальной баллистической ракеты, первого искусственного спутника Земли и космического аппарата с Ю.А.Гагариным на борту. Участвовал в испытаниях беспилотных космических аппаратов «Зенит» и в реализации космических программ по освоению дальнего космоса. В 2016 году в свет вышла книга «От Невского до Байконура», написанная Владимиром Борисовичем и его супругой Хионией Николаевной. «Эта книга, - говорится в аннотации, - относится к не совсем обычному жанру мемуарной литературы, поскольку написана двумя авторами, супругами, прожившими вместе более шестидесяти лет, ветеранами космодрома Байконур, инженерами-испытателями ракетной техники, коренными ленинградцами, пережившими репрессии родных в тридцатые годы, и войну, и блокаду родного города». Книга повествует о становлении космодрома Байконур и начале космической эры человечества, рассказывает о жизни и работе людей, принимавших участие в событиях, ставших эпохальными, в том числе о совместной работе с С.П. Королевым, о встречах с Ю.Гагариным, Г.Титовым. В книге приводятся малоизвестные факты о запуске первого искусственного спутника земли, первом полете человека в космос, советской лунной программе, о серьезных инцидентах, без которых, к сожалению, не обходилось на начальных этапах становления советской ракетно-космической отрасли. Так, например, В.Б. Краскин был свидетелем катастрофы, произошедшей 24 октября 1960 г., когда при подготовке ракеты Р‑16 к пуску произошел мощнейший взрыв, унесший жизни нескольких десятков человек, в том числе главного маршала артиллерии, главнокомандующего РВСН Митрофана Ивановича Неделина. (М.И. Неделин внес большой вклад в развитие ракетных войск, в начальный этап советской космонавтики. «Становление же его как военного специалиста, пожалуй, произошло на Лужском полигоне, где он учился артиллерии на АКУКС в 1928-1929 и 1934- 1935 годах» (Г.З. Куллама). Для нас книга «От Невского до Байконура» представляет краеведческий интерес, так как в ней Владимир Борисович Краскин приводит свои воспоминания о детстве, в том числе о времени, проведенном в Лужском районе. Его отец, Б.А. Краскин, с 1933 г. был связан со строительством аэродромов для морской авиации. «В начале 1939 года, - пишет Владимир Борисович, - отца направили на Череменецкое озеро, что в Лужском районе Ленинградской области, на строительство аэродрома для гидросамолетов. Штаб стройки находился на острове Череменец с расположенным на нем Иоанно-Богословским монастырем…Остров соединяется с берегом насыпным перешейком. В центре острова была расположена высокая колокольня из белого известняка в форме восьмигранного столба (однажды, до войны, я забрался на колокольню, с которой открывался очень красивый вид на озеро и его окрестности). Инженерно-технические работники, в том числе и отец, квартировались в деревне Госткино, находящейся примерно в двух километрах от озера. Весной 1939 года, перед концом учебного года, мы с мамой и сестрами приехали в эту деревню. Так что первый класс я окончил в начальной деревенской школе. После Ленинграда школа поразила меня тем, что в ней в одной классной комнате находились два класса с одной учительницей — первый и четвертый. Учительница, дав задание одному классу, переходила к другому. К зиме мы вернулись в Ленинград…Летом 1940 года мы вновь приехали на Череменецкое озеро, где продолжалось строительство аэродрома. К этому времени недалеко от бывшего монастыря построили два или три одноэтажных домика для инженерно-технических работников. Это место называлось Красный Октябрь. Один из домиков, недалеко от берега озера, был предоставлен нашей семье. Домик имел застекленную веранду, с которой открывался красивый вид на озеро и противоположный берег с деревней Наволок. В этом месте озеро имеет ширину около полутора километров, поэтому тот берег был хорошо виден. Была у нас и лодка, с которой мы часто ловили на удочки рыбу — в озере было ее большое разнообразие. Кроме щук и окуней в озере водился линь — красивая рыба с малым количеством костей. Недалеко от нашего дома находился большой монастырский сад, по периметру которого росли высокие кедры. На зиму мы уехали в Ленинград. А на следующее лето вместе с бабушкой Александрой Михайловной (маминой мамой), с родными сестрами и Галиной снова сюда вернулись». Интересен тот факт, что в Ленинграде соседями Краскиных по квартире была чета Ильиных -Женевских – Александр Федорович и Таисия Александровна. «Тетя Таичка часто забирала нас к себе. – Вспоминает Владимир Борисович. - Занималась с нами. Еще до школы она научила меня читать. Она же учила меня играть в шахматы. Расстановку фигур и ходы я узнал от нее. У Александра Федоровича была большая библиотека. Три книжных полки, от пола до потолка, занимали пространство между двумя окнами, полностью закрывая третье. Книги были на разных языках… Работая в библиотечном секторе Леноблгорлита, Александр Федорович приобретал там книги, которые дарил мне. Насколько я теперь понимаю, его выбор книг для меня был вполне целенаправленным. Это была научно-фантастическая и приключенческая литература. До сих пор помню свою первую книгу, самостоятельно прочитанную от начала до конца. Это «Похитители бриллиантов» Луи Буссенара дореволюционного издания. К середине 1941 года из книг, подаренных Ильиным-Женевским, у меня образовалась довольно-таки объемная библиотека». Об А.Ф. Ильине-Женевском (1894-1941), партийном деятеле, участнике подпольного большевистского движения, участнике Первой мировой войны, дипломате, известном советском шахматисте мы уже писали в одной из наших статей: в июле 1941 года, как и многие ленинградцы, трудился на возведении оборонных сооружений под Ленинградом, в том числе в Лужском районе. В дневниках А.Ф. и Т.А. Ильиных-Женевских упоминаются тяжелые работы по рытью противотанковых рвов у д. Паншино, переход к станции Чолово, отправление поездов со ст. Оредеж… Как выяснилось, Таисия Александровна Ильина-Женевская побывала в лужских краях еще до начала войны и при более приятных обстоятельствах –в гостях у семьи Краскиных. Повествуя о начале лета 1941 года, В.Б. Краскин пишет: «В это лето мама пригласила на несколько дней к нам на Череменецкое озеро Таисию Александровну. Она была в восторге от озера и окружающей природы. Хотя, наверное, трудно было ее чем-то удивить — она объехала пол-Европы». В своей книге Владимир Борисович вспоминает и о начале Великой Отечественной войны: «Война застала нас на Череменецком озере. Я очень хорошо помню тот воскресный день, 22 июня 1941 года. Мамы с нами не было — она уехала в Ленинград по каким-то делам и в воскресенье собиралась вернуться. Я должен был ее встретить в санатории «Красный Вал», примерно в пяти километрах от Красного Октября. До санатория от железнодорожного вокзала в Луге ходил рейсовый автобус. Я пришел в санаторий около 12 часов, к прибытию автобуса. На остановке было много народу, все толпились около большого репродуктора, чего-то ждали. Ровно в полдень репродуктор заговорил, и затем мы услышали выступление Молотова, что началась война. Я хорошо запомнил его заключительные слова: «Враг будет разбит, победа будет за нами». Не помню, чтобы я очень огорчился. Был уверен, что мы быстро разгромим фашистов, да и рабочий класс Германии не допустит поражения первой социалистической страны. Мне было 10 лет, и я был октябренком. В это время подъехал автобус. Я бросился к маме и чуть ли не с восторгом сообщил о войне. «Глупенький, мы еще хлебнем горя», — сказала она. В начале июля мама вновь уехала в Ленинград. Мы остались впятером с бабушкой на берегу Череменецкого озера. Война стремительно приближалась к нашим краям. Однажды мы услышали грохот разрывов бомб — бомбили Красный Вал. Там, рядом с санаторием, находился военный аэродром. В той стороне поднимался огромный черный столб дыма — горело нефтехранилище. Становилось все тревожнее. Как-то над нашим домиком на бреющем пролетел немецкий самолет. Мы отчетливо видели черные кресты на крыльях и двух пилотов. Один из них, сидевший сзади, помахал нам, детям, рукой, и они быстро скрылись за кедрами монастырского сада. А мамы все нет и нет. Я хорошо помню, как волновалась бабушка, не зная, что делать. Наконец она решила направиться в деревню Наволок. Мы погрузились на лодку и поплыли к противоположному берегу. Я не помню, чтобы мы забрали с собой какие-то вещи. <…> На следующее утро я проснулся от громкого мычания - по деревенской улице гнали огромное стадо ревущих коров. Они не должны были достаться наступающим немцам. Коров сопровождали женщины с кнутами, шум стоял невообразимый. Прибежала хозяйская девочка. Захлебываясь, стала говорить, что в сельском магазине, в котором продавалось все, от хомутов до сметаны, товары раздаются бесплатно. Мне это было непонятно, но я побежал в магазин. Большая толпа сметала все с полок. Мне достался комплект учебников для четвертого класса, «Календарь колхозника на 1939 год» и барельеф товарища Сталина из папье-маше (календарь сохранился до сегодняшнего дня). Немцы наступали. Вот уже через деревню пошли обозы с ранеными, а мамы все нет». Вскоре Галина Ивановна Краскина приехала за детьми в Наволок. Как выяснилось, в Ленинграде знакомый бухгалтер из совхоза «Скреблово» рассказал ей, что немцы уже под Лугой, и она сумела связаться с мужем, который договорился с начальством о выделении грузовой машины для вывоза семьи. «На этой машине мама добралась до Красного Октября. В дверях дома она обнаружила бабушкину записку о нашем местонахождении. Отправив машину вокруг озера в деревню Наволок, мама нашла на берегу лодку и переправилась на другой берег, где я ее и встретил. Через некоторое время приехала машина. Это была полуторка с водителем-женщиной... Погрузившись на машину, мы тронулись в сторону Луги. Бабушка ехала в кабине, а нас, детей, мама уложила с собой в кузове. Мы лежали и смотрели в ярко-голубое июльское небо. Над нами время от времени проносилась пара наших истребителей, которые, как потом оказалось, сопровождали войсковую колонну, также двигавшуюся в сторону Луги. По дороге мы видели, как огромное количество людей копало противотанковый ров. Стенки рва представляли собой несколько ярусов, на которых стояли люди с лопатами и перекидывали грунт с нижнего яруса на верхний, углубляя ров. Через много лет я узнал, что здесь создавался знаменитый Лужский рубеж, благодаря которому — а также ленинградским ополченцам — немцев задержали на некоторое время при подходе к Ленинграду в августе 1941 года».

Константин Павлович Пядышев

15 декабря - 130 лет со дня рождения Константина Павловича Пядышева (1890-1943), генерал-лейтенанта, командующего Лужской оперативной группой летом 1941 года, командира Лужского оборонительного рубежа.

 

Благодаря инициативе и энергии генерала Пядышева в короткий срок была создана лужская оборонительная полоса. Имея богатый боевой опыт, он умело организовал централизованное артиллерийское прикрытие под Лугой, сформировав артгруппу из курсантских дивизионов и полка АККУКС. Под руководством К.П. Пядышева в середине июля 1941 г. на Лужском рубеже была остановлена немецкая армия, стремившаяся сходу захватить Ленинград.При расформировании Лужской оперативной группы генерал Пядышев сначала был снят с должности, а затем арестован и сослан в Печорлаг (Коми АССР), где и умер летом 1943 г. В 1958 г. был полностью реабилитирован.Сейчас даже трудно представить, что имя генерал-лейтенанта Пядышева К.П. многие годы практически не упоминалось. Начиная с конца 60-х гг. ХХ в., его имя стало появляться на печатных страницах, например в книге Б.В.Быческого «Город-фронт» (Л.,1967).В конце 80-х гг. статьи о Пядышеве и его роли в обороне Лужского рубежа, а также последующем аресте и гибели появляются на станицах областных и местных изданий: Вишневский Ю. Опальный генерал / Ю.Вишневский // Вечерний Ленинград.- 1988.- 26 октября; Шатунов Б. Командующий оперативной группой / Б.Шатунов // Лужская правда.- 1989.- 8 июля; в 2004 году библиографию дополняет статья: Набойщиков Г. Неудобный генерал. Трагическая судьба командира Лужского рубежа / Г.Набойщиков // Невское время.- 2004.- 8 мая; а еще позднее материалы А.И. Обухова (Имя, изъятое из истории / А.И.Обухов // Лужская правда.- 2013.- № 87), Лаврука П.П. и И.М. Хомякова (Родина не услышала… достойная жизнь и нелепая смерть генерала Пядышева / П.П.Лаврук,И.М.Хомяков // Провинциальные новости.- 2014.- № 6-8; Малков В. Талант полководца / В. Малков // Провинциальные новости. - 2017. - № 9-11. О К. П. Пядышеве писали Куллама Г.З., Полячков М.Г. и др.В книге И. Хомякова «Лужский рубеж. Хроника героических дней» (СПБ., 2014) имя генерал-лейтенанта Пядышева упоминается не раз – с того момента, когда Пядышев возглавил работы по созданию рубежа обороны в районе Луги 23 июня и был назначен командиром Лужской оперативной группы в первых числах июля 1941 года до момента расформирования ЛОГ на пять секторов обороны в 20-х числах июля.Какая сложная, тревожная и трагическая обстановка была в начале июля 1941 г. в нашем городе, мы можем судить по записям Пядышева, который прибыл в Лугу 8 июля 1941 г.: «В Луге обнаружил большой беспорядок: прибывали одиночки и партии командиров и бойцов различных частей Северо-западного фронта, с которыми не знали, что делать. Неясен был вопрос об эвакуации населения города. Вопрос о дополнительных мостах через реку Луга, в случае разрушения имевшихся постоянных, никем еще не ставился. Я освободил генерал-лейтенанта Бесчастного от руководства гарнизоном и объединил все вопросы гарнизона в руках генерал-майора Адамовича, установил его взаимоотношения с командиром 177-й СД, дал указания о постройке мостов через реку Луга… Установил позиции предполья 177-й стрелковой дивизии».В заключительной главе подробно рассказывается, как был арестован генерал Пядышев, какие ему были выдвинуты обвинения, и за что его осудили – «за антисоветчину»: «17 сентября 1941 года К.П.Пядышев был осужден военной коллегией по ч.1 ст.58-10 УК РСФСР на 10 лет лишения свободы, с поражением в правах на пять лет». Последние слова Константина Павловича были такими: «Прошу поверить мне, что врагом народа я не был. В лице суда прошу Родину дать мне возможность в борьбе с германским фашизмом искупить свою вину».Но, несмотря на достаточно большую библиографию, множество воспоминаний и документов, появившихся в том числе и на просторах Интернета в последние годы, не все документы о генерале Пядышеве К.П. доступны. Вопрос вызывает и дата смерти генерала. В одних источниках это июль 1943 года, в других – июнь 1944. Мы руководствуемся той датой, которую приводит в своей книге И.Хомяков - 1943 год.И, конечно, как и названные выше авторы материалов о К.П. Пядышеве, еще раз отметим, что имя человека, так много сделавшего для обороны Ленинграда, руководившего Лужской оперативной группой, должно быть сохранено в памяти поколений, в том числе и на нашей лужской земле. Тем более в следующем, 2021 году исполнится 80 лет со дня начала боев на Лужском рубеже.

 

© 2021 МКУК "Лужская межпоселенческая районная библиотека"
188230, Ленинградская область, г. Луга, пр. Володарского, д. 13-А., тел./факс: 8-813-72-225-33, email: biblioteka47@list.ru
При использовании материалов сайта, ссылка обязательна